Вежливость — важное условие конструктивного общения

Будьте

Сегодня все понимают: прогресс возможен лишь в том случае, если люди будут продуктивно взаимодействовать в группах и коллективах, распределять обязанности, владеть информацией, доступной остальным.

Время талантливых одиночек и гениев-отшельников, совершавших открытия без чьей-либо помощи и просто из любви к процессу, прошло. Сегодня все понимают: прогресс возможен лишь в том случае, если люди будут продуктивно взаимодействовать в группах и коллективах, распределять обязанности, владеть информацией, доступной остальным. Конечно же, без четко отлаженной коммуникации здесь не обойтись. А эффективное общение возможно лишь при условии соблюдения неких правил и норм, главной из которых по праву считается элементарная вежливость. Именно этой проблеме была посвящена XV Международная конференция «Вежливость и антивежливость в языке и коммуникации», которая прошла недавно в Российском государственном гуманитарном университете.

— Прежде всего я хочу уточнить, как понятие «вежливость» соотносится с понятием «этикет», — начал свое выступление доктор филологических наук, член-корреспондент РАН Владимир Алпатов. — Вежливость предполагает учтиво-любезное отношение одного человека к другому. А этикет — это не более чем набор определенных и очень конкретных требований, касающихся той или иной ситуации — встречи, знакомства, расставания, поведения за столом и так далее. Здесь люди могут быть абсолютно нейтральны друг к другу, безо всякой любезности и учтивости. Этикет, по сути, не оставляет человеку выбора, поскольку от него требуется делать так и только так, как это принято в данном обществе с данными культурными традициями. А вот в случае с вежливостью куда больше свободы, поведенческих и речевых вариаций.

Как заявил доктор филологических наук, профессор Высшей школы экономики Максим Кронгауз, и этикет, и вежливость призваны установить контакт между людьми, поддержать общение, выказать уважение, а также дать сигнал, мол, я свой, я знаю правила и нормы коммуникации и готов их соблюдать. А вот если мы упорно игнорируем все это и пытаемся общаться с другими либо вообще без правил, либо по тем правилам, которые мы сами себе установили, это воспринимается как агрессия и вызывает в лучшем случае смех, в худшем — настороженность и враждебность, ибо здесь собеседник видит явное покушение на границы его личного пространства.

— Но мы должны понимать, что в разных культурах существует разное представление о том, как стоит вести себя с другими людьми и чего нельзя делать, — продолжил Максим Анисимович. — Скажем, если вы в Париже заходите в лифт, где уже едет француз, он обязательно с вами поздоровается, даже если видит вас в первый и последний раз. У них так принято. Русские же в аналогичных ситуациях предпочитают не говорить ни слова, потому что у нас это не принято. Французы считают наше поведение неуважительным, мы же в свою очередь расцениваем их «bonjour» как вторжение в наше пространство. То есть нам надо изучать культурные особенности других народов, чтобы уметь налаживать с ними контакты.

Докладчик ознакомил присутствовавших с двумя новыми понятиями. По его словам, «не-вежливость» — это отказ от этикета без агрессии, то есть пассивное несоблюдение правил, например, когда мы просто не в курсе, как надо, или когда обстоятельства не позволяют нам проявить всю степень своей воспитанности. А вот антивежливость — это уже активное и вполне осознанное игнорирование неписаных норм и правил, целенаправленный отказ от этикета, а также особые средства агрессии, призванные возбудить ненависть, вывести человека из себя, разорвать отношения. Например, если иностранец обращается к пожилому русскому на «ты», он может просто не знать, что у нас так не принято. Зато если он это прекрасно знает, но все равно «тыкает», это уже антивежливость.

— Профессор Ланкастерского университета Джеффри Лич долгое время изучал феномен вежливости, — рассказала проректор по международному сотрудничеству РГГУ Вера Заботкина, — в результате чего он вывел следующие правила продуктивного общения:

  • максима такта — соблюдение дистанции (нельзя без желания собеседника затрагивать темы, касающиеся его личной жизни, предпочтений, религиозных убеждений, зарплаты и т. п.);
  • максима великодушия — стремление создать для собеседника комфортные условия (нельзя обременять его обязательствами, ставить в неудобное положение);
  • максима одобрения — позитивная оценка других, стремление к совпадению позиций по отношению к миру, людям;
  • максима симпатии — доброжелательность, отказ от безучастного контакта;
    максима согласия — отказ от конфликтной позиции, снятие конфликта путем взаимной коррекции поведения;
  • максима скромности — неприятие похвал и лести в свой адрес, реалистическая самооценка.

Также, напомнила Вера Ивановна, вежливость может быть как позитивной, так и негативной. В первом случае мы сокращаем дистанцию, располагаем человека к себе, во втором — эффект обратный. Примером негативной вежливости может стать, например, внезапный переход собеседника от доверительного «ты» к строго официальному «вы», использование подчеркнуто и демонстративно изысканных фраз, которые в данном контексте звучат больше как оскорбление, а не как проявление учтивости и любезности.

При этом очень важно понимать, кто, с кем и в каком окружении общается. Например, вполне логично, что обращение к ребенку, взрослому и пожилому человеку может быть иным, равно как обращение к мужчине и женщине. Но если вы попробуете к пожилой даме обратиться именно как к пожилой, то рискуете вызвать негативную реакцию, ибо она усмотрит в этом оскорбительный намек на ее возраст.

— Все мы привыкли, что, когда люди благодарят, они говорят «спасибо», — сказала доктор филологических наук, профессор Российского университета дружбы народов Татьяна Ларина. — Однако во многих семьях считается, что «спасибо» нужно говорить только чужим людям, а по отношению к родителям это звучит несколько принужденно, искусственно. То же самое касается и слова «пожалуйста», которое между членами одной семьи может восприниматься как нечто излишнее. И вообще довольно часто отношения между близкими вполне укладываются в формулу «мы так близки, что слов не нужно». То есть в ряде случаев отказ от вежливости и этикета может означать всего лишь, что люди понимают и принимают друг друга целиком и полностью, будучи в высшей степени доверия.
Татьяна Викторовна напомнила, что в культуре русского народа не принято демонстрировать свою любезность во всем подряд. Отсюда мы не можем понять, почему в других странах люди постоянно улыбаются друг другу, интересуются, как у вас дела, и ошибочно принимаем это за проявление искреннего внимания и заботы граждан друг о друге. Между тем следование четко прописанным правилам поведения в обществе на Западе является очень важным моментом воспитания человека, то есть на первый план выходит чисто внешнее проявление норм этикета, поэтому нас там считают хмурыми и неприветливыми, ведь мы редко улыбаемся и не пытаемся расположить к себе других. А ведь наша улыбка гораздо более искренняя, равно как сострадание по поводу происходящего у людей.
При этом, убеждена Татьяна Ларина, грубость — это не всегда то же, что и невежливость. Она предложила участникам конференции термин «грубая вежливость», поскольку он очень точно отражает тот стиль общения, который сейчас принят едва ли не повсеместно. Это касается ситуаций, в которых человек может обратиться к другому: «Привет, скотина!», но это не будет воспринято как оскорбление. Вспомните, действительно, сколько раз вы слышали такие лихие обороты: «Вот же гнида, даже не позвонил!» (в разговоре друзей), «И как тебе удается столько жрать и не толстеть, свинья такая?» (в разговоре подруг), «О, этот засранец добьется многого!» (в разговоре коллег), однако в конкретной ситуации такие «ужасы» вполне проходят, поскольку в них присутствует явный уважительный контекст. А значит, именно контекст во многих случаях и определяет, что можно считать вежливостью, а что нет.

— Проблема уважительного общения между людьми особенно остро встает сейчас, в эпоху расцвета социальных сетей, — отметил доктор филологических наук, профессор Волгоградского государственного технического университета Владимир Карасик. — В Интернете одновременно и постоянно находится огромное количество людей, при этом там размывается понятие границ, нивелируется разница в возрасте и статусе, возрастает игровой характер общения, основанный на шутках, подколках, сленге и так далее. Резко возросло количество случаев хамского и вызывающе грубого поведения, наблюдается целенаправленное стремление отдельных граждан оскорбить, уколоть, поиздеваться над другими. Сети стали раем для самодуров, неврастеников, так называемых троллей, провокаторов, завистников, садистов и психически больных людей. С одной стороны, общество просто обязано реагировать на все это, поскольку, если ничего не делать, последствия будут печальными. С другой стороны, не вполне понятно, какая форма противодействия наиболее эффективна. Так, по нашим данным, большинство пользователей (около 70%) считают, что таких интернет-агрессоров нужно просто игнорировать, не обращать на них внимания, и тогда любой троллинг захлебнется в пустоте. Второй по популярности (17%) способ — ответить такой же грубостью, резко осадить человека, допустившего антивежливое поведение. Меньше всего (13%) респондентов посчитали, что можно свести это к шутке. Хотя мне представляется, что ответ в виде юмора или иронии является самым действенным способом борьбы с самыми разными недостатками, в том числе и с грубостью в Сети.
Владимир Ильич убежден: наказывать троллей бесполезно, для них это способ самосохранения, реклама. Другое дело — люди должны в себе укреплять чувство самоуважения, не взращивать в себе жертвенную составляющую.
— Надо продолжать жизнь, неприятные моменты были и будут всегда, — считает ученый. — В библейской Книге притчей есть очень хорошая фраза: «Не отвечай глупому по глупости его, чтобы и тебе не сделаться подобным ему; но отвечай глупому по глупости его, чтобы он не стал мудрецом в глазах своих».

В завершение своего выступления Владимир Карасик высказал мнение, что вежливость в отличие от тактичности вполне может быть воспитана как в семье, так и в образовательных организациях. А вот тактичность — это скорее черта характера, интуитивное понимание того, где, с кем и когда нужно сказать именно то, что соответствует конкретно этому моменту, а когда стоит просто промолчать.

Довольно часто отношения между близкими вполне укладываются в формулу «мы так близки, что слов не нужно». То есть в ряде случаев отказ от вежливости и этикета может означать всего лишь, что люди понимают и принимают друг друга целиком и полностью, будучи в высшей степени доверия.