В чем отличие гуманной педагогики от авторитарной

Два

Возможно, самая главная трудность учителей заключается в изменении своего внутреннего состояния от командно-авторитарного к гуманно-личностному. Легко научиться говорить «правильные» слова, изменить мимику и жесты, но внутреннее поддается изменению с большим трудом.

Есть учителя, которые изучают гуманную педагогику, перечитывают классиков, пробуют методы, но, несмотря на старания, часто скатываются к авторитарным формам взаимодействия. Они хотят применять гуманно-личностные методы общения, но эти методы у них почему-то не работают. Создается впечатление, что теоретические знания существуют отдельно от практики. В чем причина? Мы верим, что отношение к детям (так же как и к членам семьи, ко всем людям и ко всему миру) может быть или авторитарным, или гуманно-личностным.

Третьей формы нет, и мы вынуждены выбирать между этими двумя. Как первый, так и второй подход подразумевает определенный стиль общения. Однако сам подход — это внешнее проявление некоторого внутреннего состояния. Внутреннее состояние всегда будет первичным и всегда будет определять внешнее проявление.

Возможно, самая главная трудность учителей заключается в изменении своего внутреннего состояния от командно-авторитарного к гуманно-личностному. Легко научиться говорить «правильные» слова, изменить мимику и жесты, но внутреннее поддается изменению с большим трудом.

Гуманная педагогика требует войти в определенное состояние ума, чувств и духа. И если этого не происходит, то использование лишь внешних форм и методов будет неестественным, неэффективным и насильственным.

В этом смысле невозможно находиться в состоянии гуманности отчасти, а отчасти испытывать авторитарное состояние, хотя можно переходить из одного состояния в другое.
Возможно ли описать эти два состояния — гуманное и авторитарное — так, чтобы увидеть очевидную разницу? Эти состояния переживаются как набор определенных чувств. Чувства же описывать сложно. Тем не менее попробуем сделать это.

Состояние проявляется на трех уровнях сущности человека — умонастроение, чувства и дух.

1. В первую очередь определим состояние ума, соответствующее авторитарному и гуманному настрою.
Авторитарное умонастроение основано на состоянии непринятия, тогда как гуманное умонастроение основано на принятии.

В случае авторитарного состояния ум не принимает явления как данность, в то время как гуманное умонастроение делает именно это.
Настрой ума на принятие или отрицание проявляется внешне в согласии или отрицании.
Что значит согласие или отрицание по отношению к ребенку?
При гуманном состоянии ум учителя заранее настроен принять ребенка таким, какой он есть, и соглашается с его природой.

При авторитарном состоянии ум учителя заранее настроен не принимать ребенка, отрицает его природу или принимает лишь удобную часть природы ребенка, но отрицает неудобную.
Вообразим ученика начальных классов, который шалит на уроке. Состояние непринятия ребенка приводит к отрицанию его природы, и тогда авторитарный учитель воспринимает ученика как помеху для проведения урока. Исходя из своего авторитарного состояния ума, учитель считает, что ребенок мешает как учителю, так и другим ученикам. Соответственно, появляется стремление угомонить ученика, заставить его делать то, что необходимо по программе, и принудить его учиться. Исходя из этого возникают методы подчинения воли ученика воле учителя. Учитель будет использовать разные формы приказов: «угомонись, перестань, сиди смирно, не мешай». Если эти легкие способы принуждения не помогут, тогда учитель начинает угрожать отметками или иными методами наказания. Если и это не сработает, тогда авторитарный учитель призывает на помощь вышестоящие инстанции — директора или родителей, сообщает им, что ребенок «неправильный», и просит помочь в усмирении.

Теперь вообразим того же шалуна в классе гуманного учителя, который внутренне настроен на принятие ребенка. В этом случае у учителя появляется ощущение согласия с природой ребенка. Учитель в таком умонастроении, скорее всего, задумается о том, что в каждом ребенке есть непреодолимые внутренние природные страсти. С одной стороны, дети развиваются, с другой — они стремятся ощущать себя взрослыми и свободными. Шалость может быть проявлением этой внутренней, естественной природы ребенка. В этом ключе учитель будет думать, как быть в согласии с природой ребенка. Если урок построен так, что в ребенке хотя бы частично не удовлетворяются природные страсти, то, естественно, стоило бы подумать о другой форме активности и о других формах общения. Здесь учитель не будет стремиться принуждать ребенка перестать шалить, а будет искать такие способы развития, обучения и воспитания учеников, при которых дети чувствовали бы себя взрослыми, свободными. Тем самым в ученике открылся бы природный интерес познавать. Это, конечно, требует проявления творчества со стороны учителя. Учителя, настроенные гуманно, находятся в постоянном творческом поиске. В результате появляются альтернативные школы или учителя внедряют «необычные» формы общения с учениками в общественных школах.
В гуманной педагогике мы признаем, что ребенок стремится к взрослости и свободе. Мы заранее соглашаемся с этими стремлениями в учениках и даже больше — используем их как естественную мотивацию, для того чтобы дети развивали себя и хотели учиться.

Соглашаться с природой ребенка можно не только на уровне одного учителя или группы творческих учителей, но даже на уровне общеобразовательной системы всей страны. Такая попытка была предпринята в Финляндии и принесла ощутимый успех.
При авторитарном состоянии непринятия внутренней природы ребенка учитель не признает шалость как проявление природных сил и думает, как заглушить природу, чтобы затем давать знания, умения и навыки. Несогласие с природой ребенка направляет учителя к тому, чтобы постоянно искать способы, как «поправить» «неправильных» учеников.

Такое настроение ума отводит учителя не только от природы ребенка, но и от главной цели — поиска путей своего собственного внутреннего развития. В этом случае саморазвитие ограничивается тренингами, на которых учителя обучаются новым «ненасильственным» и «мягким» способам принуждения.
Авторитарное умонастроение непринятия проявляется не только по отношению к детям. Оно выражается в отрицании всего. В результате появляется стремление не только поправить «неправильную» природу ребенка, но также изменить «неправильных» членов семьи, поставить на место «кривых» родственников, указать на ошибки «вечно заблуждающимся» друзьям.

Как мы уже отмечали, первичным в общении является внутреннее состояние человека, которое определяет слова, фразы, интонацию и жесты. Возможно, что кто-то постарается использовать внешние формы, которые не соответствуют состоянию. Это будет звучать как неестественное, фальшивое внешнее согласие при внутреннем ощущении отрицания. В большинстве случаев именно при таких обстоятельствах учителя жалуются на то, что методы гуманной педагогики не работают. Внешние методы, не соответствующие внутреннему состоянию, действительно не приведут к желаемым результатам. На уровне умонастроения гуманное состояние может быть описано как глубокое ощущение безусловного принятия, что чувствуется как согласие.
В этом случае учитель внутренне принимает природу ребенка и признает, что в ученике есть естественные стремления к взрослости и свободе, а также он развивается и воспитывается, и эти процессы невозможно остановить.

В противоположность этому при состоянии непринятия и отрицания взрослый теряет способность соглашаться с природой ребенка, не может признать наличие страстей к взрослению и свободе, не хочет считаться с законами развития. Вследствие этого вместо использования природы ребенка на благо его же развития учителя придумывают внешние средства поощрения и наказания в виде отметок, порицаний и наказаний. При авторитарном состоянии ума учитель направлен только на то, что надо давать ученику знания, умения и навыки. Учитель внутренне не соглашается с «несовершенной» природой ребенка, которую надо улучшать через воспитание.

При авторитарном умонастроении учитель будет уверен в своем превосходстве над ребенком, поэтому учит и развивает.
При гуманном умонастроении учитель будет иметь уверенность, что он является соработником у Бога, будет воспринимать ребенка равным и будет создавать благоприятную среду для развития всех качеств, которыми ребенок награжден.

2. Наше внутреннее состояние кроме ума также проявляется на уровне наших эмоций. Чувства определяют наши действия даже еще больше, чем ум. Поэтому от состояния чувств учителя во многом зависит, способен ли он действовать по принципам гуманно-личностного подхода. Иногда именно чувства толкают учителя на командно-авторитарные действия.
Главная эмоция, которая испытывается почти что постоянно при гуманном настрое, — благодарность, ведущая к радости.
При авторитарном настрое преобладает чувство выгоды, ведущее к корысти.

Гуманный настрой на благодарность подсказывает учителю сделать некоторые допущения в отношении природы ребенка. Здесь учитель начинает верить, что ребенок — это уникальное и неповторимое явление, которое «искрит» перед ним каждый раз, когда появляется.
В противоположность этому при авторитарном настрое чувство выгоды направляет учителя верить в то, что ученик сосуд, который надо заполнять знаниями и воспитанием. Здесь же подразумевается, что сосуд сам по себе не очень хочет заполняться ни знаниями, ни воспитанием, поэтому надо использовать внешнее принуждение или найти какую-то внешнюю мотивацию. В современной школе в этом качестве выступает отметка.
Мы видим, что дети рождены с природным стремлением познавать мир. Достаточно понаблюдать за ребенком дошкольного возраста всего полчаса, и становится очевидным, что в нем действует очень сильная познавательная страсть. Школа игнорирует эту страсть и вместо этого предлагает детям заменитель — отметку.

Теперь получается, что дети учатся не ради самих знаний, а за отметки. Выгода вместо природного стремления ставится в основу школьной жизни. Подразумевается, что отметки должны мотивировать ребенка на получение знаний, но в реальности они воспитывают чувство корысти.

Гуманное состояние благодарности на уровне чувств непременно должно приводить к ощущению радости. Источником радости служит допущение того, что ученик перед учителем — это уникальное и неповторимое явление, искра Бога. Ей в первую очередь стоит радоваться как проявлению высших сил, и это радует.
Гуманное состояние благодарности также приводит к другому допущению. Каждый ребенок несет в себе предназначение. Иными словами, дети рождены с определенной уникальной миссией. Каждый ребенок приходит в этот мир, чтобы воплотить свое благое дело.
В авторитарном состоянии чувств учитель не будет допускать возможность существования миссии. Вместо нее учитель будет говорить о природных талантах в учениках и, соответственно, будет стремиться развивать их.

Здесь уже не может возникнуть мысль о том, что надо направить ребенка на поиск собственного предназначения, воплощаемого в жизнь на общее благо людей.
Кроме этого, в гуманном состоянии чувств учитель делает еще одно допущение — ребенок имеет безграничную силу духа, которая необходима для развития, взросления, познания и воплощения своего предназначения.
Авторитарное же состояние выгоды подталкивает нас к допущению, что большинство учеников страдают от гиперактивности и эту «болезнь» надо лечить.

3. Над чувствами есть более сокровенная и глубинная часть человеческой сущности, которую можно определить как дух. Через дух возможно найти связь с высшими мирами. Состояние на этом уровне во многом определяет чувства и умонастроение.

Гуманное состояние на уровне духа проявляется в искренней, глубокой вере, что приводит к ощущению безусловной любви.
Авторитарное состояние на уровне духа проявляется в иерархии определенных убеждений, что приводит к обусловленной любви.
Фундаментом гуманной педагогики является чувство безусловной любви. Об этом основополагающем состоянии нашего духа говорили все классики педагогики.
Достаточно вспомнить лишь пару примеров.

Иоганн Генрих Песталоцци: «Я убедился, что человеколюбивое отношение поднимает душу самого низко падшего человека; Я видел, как глаза несчастного, заброшенного ребенка загорались благодарным удивлением, когда после жестоких испытаний жизни мягкая человеческая рука протягивалась ему на помощь. И я убедился, что такое переживание ребенка, пребывающего в глубокой нищете, имеет решающие последствия для его нравственности и дальнейшего развития. В любви ребенок находит в два раза больше сил для развития».
Януш Корчак: «Как любить ребенка? Сильнее или еще сильнее? Вопрос не в этом. Как быть, чтобы ребенок почувствовал, что учитель предан ему».
Василий Александрович Сухомлинский: «Педагог без любви то же самое, что певец без голоса или художник без восприятия цвета. Невозможно познать ребенка без любви».
Лев Николаевич Толстой: «Нужно иметь одно качество, чтобы приносить пользу. То же качество наполняет учителя. Это качество — любовь. Это качество необходимо, чтобы весь день работать с детьми и не почувствовать тоску».

Только искренняя вера способна привести к переживанию безусловной любви. В этом состоянии мы ощущаем, что все вокруг нас есть проявления Бога. Если любим Бога, то, естественно, любим и всякое проявление. Это основа гуманной педагогики. Отсюда, по нисходящей линии, мы чувствуем на уровне эмоций благодарность и на уровне умонастроения — принятие. Благодарность и принятие становятся логическим следствием искренней веры. В этом состоянии каждый ребенок становится для нас любимым учителем.
Авторитарное состояние духа не подразумевает искреннюю веру. Она замещается системой убеждений.

Убеждения отличаются от искренней веры тем, что они направлены на мир материальный и распространяются на вещи, явления и социальные связи. Система убеждений приводит к любви обусловленной. Это означает, что авторитарный учитель избирательно любит прилежных учеников, но может испытывать раздражение по отношению к неудобным ученикам. Если ученик не выполняет домашнее задание, не слушается на уроке, проявляет шалость, то любви от авторитарного учителя он уже не заслуживает. Необходимость заслужить любовь учителя уже указывает на обусловленность любви.

Как следствие этого авторитарные учителя часто сопоставляют успехи учеников и сравнивают неуспевающего ребенка с успевающим. Указывая слабому ученику на сильного, они достигают лишь того, что ученик больше отдаляется от учителя.
Веру мы могли бы определить как стремление развития духа на основе святых писаний, тогда как убеждение — стремление достижения материальных целей на основе собственных суждений.

Здесь возникает вопрос: как найти тонкую грань, разделяющую веру и убеждение? Вспомним межконфессиональные войны, когда в Средние века христиане по всей Европе убивали своих братьев по вере лишь из-за конфессиональных различий. Провозглашалось, что это делается на основе веры, но в действительности цели священнослужителей были вполне земными.
При искренней вере возникает стремление следовать заветам святых писаний. Они предписывают любить врага своего, не судить и не убивать, что делает войну невозможной.
Вера учителя, проявленная в безусловной любви, в итоге приводит к ощущению счастья и единства со всеми людьми и мирозданием.

Убеждения учителя без искренней веры, проявленные в обусловленной любви, приводят к напряжению и отчуждению. Если здесь и возникает чувство счастья, то эпизодично.
Многие родители и учителя хотят увидеть своих детей счастливыми. Можно ли воспитать счастливого ребенка в авторитарном состоянии, где главной целью является передача знаний, умений и навыков и делается это через контроль учеников с мыслями о выгоде?
Вряд ли это состояние может приводить к непреходящему переживанию счастья и ощущению единения со всеми людьми и со вселенной.

Здесь же скрывается главная проблема. Чтобы освоить принципы гуманной педагогики, учителю надо изменить свое внутреннее состояние ума, чувств и духа по отношению ко всему миру. Это сложный процесс, требующий терпения, ежедневных усилий и воли.