Нельзя быть немножко интеллигентом и чуть-чуть джентльменом

Кадры

В вузовских учебниках по педагогике можно найти самые разные описания профессиональных качеств учителя.

Важнейшими из них, по мнению авторов, являются трудолюбие, работоспособность, дисциплинированность, ответственность, организованность, настойчивость, умение поставить цель и избрать пути ее достижения и т.д. При этом особо подчеркивается: не менее важны человеческие качества педагога — человечность, доброта, терпеливость, порядочность, честность, ответственность, справедливость, обязательность, объективность, щедрость, уважение к людям, высокая нравственность, оптимизм, эмоциональная уравновешенность, потребность к общению и многие другие. И, конечно же, обязательными качествами для учителя-профессионала являются гуманизм, выдержка и самообладание.

Многие тут же спросят: «Постойте, а где же здесь мой предмет, который я преподаю детям? Где глубокое знание физики, географии или истории, умение мастерски раскрыть материал, чтобы программу усвоил самый отстающий школьник, где талант взращивания победителей олимпиад всех уровней и стобалльников ЕГЭ? Этого всего чисто человеческими качествами не добиться!».

А вот тут начинается самое интересное. Потому что здесь мы вступаем на зыбкую почву представлений об идеальном учителе и сравнений его с тем, что мы видим сплошь и рядом. Должен ли педагог уметь и то, и другое, и третье, быть превосходным предметником, отличным психологом, великолепным организатором, лидером, дипломатом, актером, спортсменом, собеседником, оратором и так далее? Ну конечно же, если он по-настоящему стремится к совершенству, то есть к профессионализму. А если стремится, но безуспешно? Или вовсе не стремится? А если он овладел чем-то одним, например, досконально изучил преподаваемую дисциплину и теперь может любую тему любому ребенку объяснить на пальцах, но в остальном его успехи, мягко говоря, не впечатляют? Можно ли считать его профессионалом? Или его профессионализм касается только умения донести знания по предмету до учащихся, то есть он не учитель с большой буквы, а именно преподаватель, урокодатель? Или если дело одним предметом не ограничивается, то имеет ли значение, чему именно учит детей этот человек, помимо предмета, какие качества воспитывает в детях и как влияет на других людей, в том числе своих коллег? Поддерживает ли их, воодушевляет или, наоборот, унижает, высмеивает, глумится? В общем, если от высоких материй и пространных рассуждений перейти к приземленным и знакомым всем нам проблемам, получится следующая картина.

Есть люди, которые совершенно осознанно заявляют: для нас самое главное, чтобы учитель математики очень хорошо знал математику и чтобы в результате ребята получили на экзамене по этому предмету высший балл, поступив в тот вуз, который им нужен. Если он к тому же будет еще и отличным классным руководителем, интересной и творческой личностью, это, безусловно, только плюс, но если нет — что делать, пусть уж хоть так, чем никак.

Но есть люди, которые считают иначе: коль скоро ты выбрал профессию педагога, то вот как раз твои личностные качества и морально-нравственный портрет должны быть безупречными, причем не только на уроках и не только в школе, а всегда и везде. Что же до предметных знаний, то мы бы предпочли того, кто искренне любит и понимает детей, тому, кто любит только свою биологию или химию, но как человек проявляет себя с далеко не лучшей стороны. Ведь предмету можно научиться, а вот поменять характер и из склочного и злобного хама превратиться в эталон порядочности у взрослого вряд ли получится.

Первые тут же скажут, дескать, ну и что, разве мало история знает примеров того, как человек славился дурным нравом и тяжелым характером, мог накричать на собеседника, оскорбить и даже ударить несогласного с его мнением, однако его имя все равно вписано в учебники как автора гениальных изобретений и открытий. И вообще, может, давайте будем толерантными к неординарным умам и простим им некоторые слабости, ведь они делают то, на что не способны тысячи остальных!

Вторые же возразят, мол, здесь совсем не тот случай, здесь школа, дети, и вообще, на первом месте у нас стоит не обучение, а воспитание, поэтому чему может научить тот, кто хоть и много знает, но ведет себя абсолютно неподобающе. В конце концов, построить дом, приготовить вкусное блюдо или заварить трещину в водопроводной трубе способен не только истинный джентльмен, но и безнадежный пошляк и матерщинник, главное — чтобы его в процессе работы никто не слышал. А вот что делать с тем, кто по долгу службы все время на виду, с него берут пример дети, обращая внимание как на содержание, так и на форму, то есть не только на изложенный материал, но и на человеческие качества?

Спор между этими категориями граждан не утихает, более того, он приобретает совсем новый смысл именно в последние годы. Сегодня огромное количество людей в мире, посмотрев американский сериал «Хаус» про гениального врача-диагноста, обладающего ужасным характером, пришли к выводу: главное — достичь в своем деле высшей степени мастерства, и тогда тебе простят грубость, язвительность, хамство и многое другое, поймут твои слабости и примут их как нечто неизбежное. Точно так же сегодня мы можем ежедневно видеть по телевидению, слышать по радио и читать в социальных сетях, как известные люди совершенно открыто оскорбляют других, орут на них, угрожают, называют мразями, подонками, шлюхами, гнидами и куда более грубыми словами, однако нам все это преподносится как некая пикантная приправа к их профессионализму, мол, давайте не будем забывать, ведь человек добился огромных успехов в бизнесе, стал депутатом, актером, певцом, его программы и выступления смотрят миллионы! Может, поймем и простим, ведь он профессионал?

И, разумеется, куда же мы денемся без Интернета, в котором каждый может проявить себя с любой стороны, но почему-то далеко не всегда проявляет именно с лучшей. Стало как бы нормой на работе быть одним человеком, говорить и делать так, как надо, а в Сети — совершенно другим, свободным от морали, раскованным вплоть до распоясанности. Те же самые педагоги могут на уроках учить детей добру, помогать им тянуться к свету, а потом заходят в какой-нибудь Фейсбук, сбрасывают овечью шкуру и не стесняются в выражениях по самым разным поводам. Причем одни предусмотрительно делают это, прикрываясь псевдонимом, но другие плюют на условности, считая, что тут же не школа, и вообще, я здесь не на работе, поэтому могу делать и говорить все, что хочу, кому хочу и когда хочу. И при этом они не забывают жаловаться на отсутствие уважения к себе со стороны общества, мол, я ваших детей учу, а вы меня за человека не считаете!

Так вот, давайте-ка теперь еще раз задумаемся, что же на самом деле такое — педагогический профессионализм учителя, кого можно считать профессионалом, а кого нет.

Мы предложили самым разным людям, имеющим непосредственное отношение к системе образования, высказать свое мнение, что для них важнее при оценке деятельности того или иного педагога — его предметные, профессиональные знания и умения или личностные, человеческие качества.

Татьяна Файн, кандидат педагогических наук, доцент, заведующий отделом педагогического менеджмента Института повышения квалификации педагогических работников Еврейской автономной области, руководитель общественной организации «Педагогическая ассоциация ЕАО»:

— Наверное, я бы не стала считать профессионалом человека, который, зная великолепно предмет, пренебрегает этическими, психологическими и общечеловеческими нормами. Это не профессионал! Знать предмет — это всего лишь знать предмет. Но чтобы за счет этого предмета был полностью реализован его воспитательный, развивающий, обучающий потенциал, человеку нужны компетенции коммуникации, психолого-педагогического сопровождения, тьюторства и много чего еще.

Я еще могу понять, когда люди начинают посмеиваться над чем-то или кем-то на уровне какого-то добродушного стеба и даже черного юмора. Но когда это переходит в подлость, гадость, оскорбление, когда это причиняет вред людям, я категорически против. Люди разные, многие любят поерничать, пошутить, мы это можем понять. Но что касается работы с детьми и коллегами… Это все не по совести. А совесть — важнейшее мерило человека, главное предназначение которого жить по законам добра, любви, красоты, патриотизма, честного труда и ответственности. И при подборе людей в команду я бы руководствовалась именно этими принципами.

Евгений Шестернинов, кандидат педагогических наук, заслуженный учитель России, исполнительный директор Благотворительного фонда наследия Менделеева:

— При приеме на работу человека его профессиональные качества работодателю определить довольно сложно, а личные почти невозможно, давайте будем честными. С ним надо поработать, чтобы получить представление о нем, как о профессионале и личности, о его отношении к работе, общему делу, коллегам, детям, предмету.
Мне кажется, самая главная наша проблема сегодня — крайне низкий профессионализм работников, причем везде и повсеместно. Однако, по большому счету, если человек окажется подлым, то его не спасут даже великолепное знание предмета и умение его донести до учащихся, я все равно с ним расстанусь. Потому что коллектив создать — дело крайне сложное. А речь ведь идет не только о низком предметном профессионализме. Почему дети не хотят учиться, не любят школу? Потому что там с ними работают, увы, далеко не самые высокие профессионалы своего дела. Они, быть может, способны чему-то научить, и иногда делают это довольно неплохо, но что толку, если в сухом остатке мы имеем ребенка, испытывающего отвращение к школе и системе образования?

Максим Костенко, ректор Алтайского краевого института повышения квалификации работников образования, кандидат социологических наук, доцент:

— Профессионализм — понятие, безусловно, растяжимое, но не настолько, чтобы, растянув его, получить массу смысловых разрывов. Я имею в виду ситуацию, когда некоторые рассуждают так: вот этот педагог грубит и хамит коллегам, унижает их, относится высокомерно, подчеркивая свое превосходство, это, конечно, плохо, но ведь он так прекрасно знает свой предмет, умеет так доходчиво объяснять, поэтому давайте уж не будем придираться к нему, пусть учит детей, если у него это так хорошо получается. Мне кажется, это совсем не про профессионализм. Точнее, этот вариант имеет место быть, но только при условии, если вот эти самые недостатки педагога компенсируются чем-то другим. Но в целом, конечно же, нельзя отделять одно от другого. Учитель не может быть безнравственным, и его не могут оправдать никакие предметные заслуги. В нашей педагогической традиции, которая идет с незапамятных времен, всегда в особой цене именно духовные и морально-нравственные ориентиры, а уже потом чисто предметные.

Иногда спрашивают, а возможно ли такое, чтобы человек с детьми был одним — добрым и ласковым, а с коллегами совсем другим — чванливым уродом. Полагаю, в природе такие особи встречаются, возможно, нередко. Но я бы никогда не назвал их педагогами-профессионалами. Если человек обладает эмоциональным интеллектом и способен выстроить правильную коммуникацию с учениками, он будет то же самое делать и с коллегами, и с родителями. А если, наоборот, мы видим зазнавшегося хвастуна, который плюет свысока на окружающих, то, могу сказать ответственно, он такой везде — и в семье, и на улице, и с родителями, и с детьми. Нельзя быть интеллигентным только с коллегами, а с остальными вести себя, подобно барину с холопами. Педагогика — это всегда работа с детьми, с людьми, и тут на первое место выходят именно личностные качества. Какой от тебя толк, если ты учишь только своему предмету, но как человек не способен стать нравственным идеалом? И еще хуже — если ты, обладая скверным характером, как раз и становишься для детей идеалом…

Увы, я периодически встречаюсь с теми, кто мнит себя профессионалом, а остальных — быдлом. Меня это ввергает в ужас. Но я понимаю — это результат выгорания. Человек прошел все стадии эмоционального выгорания в профессии и теперь вербализирует это, самоутверждаясь за счет окружающих.

Александр Фукс, заведующий кафедрой методики преподавания истории, политологии и права Московского государственного областного университета, директор историко-филологического факультета:

— В учителе должно быть все в равновесии — и знание предмета, и умение донести его до учащихся, и морально-нравственные качества. Понятно, что это в идеале. Но должны ли мы мириться с отсутствием этого в реальности? Надо ли закрывать глаза на хамство преподавателя по отношению к студентам или коллегам, даже если он прекрасный знаток своего дела? Мое однозначное мнение — нет, ни в коем случае.

В педколлективе на первом месте должны стоять профессиональные качества, стремление к совершенству. Историки и филологи отвечают за формирование мировоззрения подрастающего поколения, являются ключевым аспектом в идеологическом обеспечении национальной безопасности страны. И поэтому меня очень волнует идеологическая позиция педагога, без этого сейчас никуда. Да, на входе это бывает сложно выяснить. Хотя нередко достаточно просто поговорить с человеком, чтобы понять его духовно-нравственный потенциал. Если я вдруг выясню, что какой-то мой преподаватель, пусть даже очень хороший с точки зрения знания предмета, ведет себя неэтично… У меня такого не было в практике, а если будет, постараемся решить, все-таки педсостав у нас солидный. Главная задача педагога — воспитание и обучение подрастающего поколения, и нравственный аспект тут крайне важен. Нельзя называть себя учителем и не считаться с мнением своих коллег. Впрочем, умный человек никогда не позволит себе того, что позволяет человек неумный. Поэтому если будет нарушен этический кодекс педагога, придется принимать меры, вплоть до увольнения. Но у нас, повторяю, такого до сих пор не было.

Лариса Рослова, кандидат педагогических наук, руководитель центра развития образования Российской академии образования, главный редактор журнала «Математика»:

— Я считаю, что учитель не может быть профессионалом в чем-то одном, например в методике преподавания. Если он профессионал, то должен соответствовать всему спектру требований, предъявляемых к представителю данной профессии. Следовательно, даже если человек очень хорошо преподает, скажем, химию или математику, демонстрирует высокое качество усвоения материала, но в общении с учащимися груб, несдержан, высокомерен, опускается до оскорблений, все это признаки явного непрофессионализма.

Но если речь идет о том, что учитель откровенно ставит себя выше коллег, заявляя, скажем, что остальным до его уровня расти-расти? Возможно, так оно и есть. Но подобное отношение к коллегам не делает ему чести. Учитель должен быть корректен. И с детьми, и с родителями, и с коллегами. В истории остались свидетельства того, что даже великие ученые могли быть в жизни склочными, завистливыми, мелочными, злопамятными, любили посплетничать, а иногда опускались даже до доносительства на коллег. Однако педагог работает с детьми, и тут подобные не самые лучшие человеческие качества недопустимы. По крайней мере, учителем с большой буквы я бы такого субъекта никогда не назвала. Ну и наконец, согласно ФГОС образовательная организация должна заниматься не только обучением, но и воспитанием. А как она может воспитывать, если в ней работают такие люди?

Дмитрий Фишбейн, директор лицея НИУ ВШЭ:

— Мне по долгу службы приходится принимать на работу большое количество людей. Поскольку наш лицей на особом положении, нам есть из кого выбирать, желающих попасть сюда на работу предостаточно. И по умолчанию считается, что эти люди знают, куда идут, а потому обладают очень высокой квалификацией. Поэтому для нас главная проблема — не просто выбрать лучших из лучших, а увидеть, насколько человек способен методически правильно выстроить деятельность учащихся на уроке. И если он ¾ времени говорит сам, а дети сидят и слушают или записывают, нам такой профессионал не нужен. А вот если дети активно работают весь урок, это совсем другое дело. То есть профессионал — это прежде всего отличный методист.
Что же касается человеческих качеств… Издавна считалась, что любовь к детям — то, без чего хороший учитель не может существовать в принципе. У меня это утверждение вызывает сомнение, мне кажется, вовсе не обязательно любить детей, чтобы быть хорошим преподавателем. Работа на образовательный результат важнее. Конечно, личностные качества важны, и международные исследования показывают — отличными учителям, как правило, становятся те, кто умеет в жизни что-то еще, помимо преподавания своего предмета. И если дети испытывают интерес к мастеру именно как к человеку, это повышает его престиж. Но в педагогику, я думаю, люди идут преданные профессии. И я не сталкивался с обратным явлением.

А если человек дает качественное образование и при этом в межличностном общении показывает себя с не самой лучшей стороны, то тут надо смотреть — кто и чем конкретно недоволен. Я могу судить об этом, только имея обратную связь и получая жалобы от большого количества детей и родителей. Поэтому если такое выяснится, будет разговор с преподавателем, он будет взят на контроль, а в крайнем случае его ждет увольнение. Впрочем, не думаю, что великолепные результаты может продемонстрировать преподаватель, который по-человечески неприятен и не принимаем людьми.

Виктория Пистолетова, директор школы № 43 Самары:

— Конечно, каждый директор мечтает о том, чтобы у него работали люди, профессиональные во всем. Но по собственному опыту могу сказать: когда принимаешь человека на работу, далеко не всегда понимаешь даже то, насколько глубоко он разбирается в своем предмете, насколько хорошо может преподавать. А уж про какие-то там морально-нравственные качества и говорить не приходится — принимаем фактически кота в мешке. И только потом, постфактум, узнаем, кого взяли. Повезет — хорошо, не повезет (а такое бывает гораздо чаще) — что ж, надо либо мириться с этим, либо искать другого. А кого искать, если никто не хочет идти работать в школу?! Мне не из кого выбирать! Дошло до того, что в начальную пришел устраиваться водитель троллейбуса, а на должность учителя математики заявился человек, который вдруг вспомнил, что 14 лет назад окончил педвуз с красным дипломом. И вот такими кандидатурами приходится заполнять вакансии!

Профессионализм педагога в моем представлении — это знание предмета и умение его преподать. Но если приходит человек, о котором я наслышана с плохой стороны, я его не возьму, даже если он будет прекрасным преподавателем. То есть человеческие качества очень важны. Мало научить предмету, огромное значение имеет межличностное общение. А чему может научить педагог, который демонстрирует свои отрицательные качества в общении с другими учителями? Только плохому. Для меня очень важно то, насколько с этим человеком комфортно в коллективе. Причем в первую очередь комфортно не мне, а ученикам и учителям. Но если им с ним легко работать, значит, и мне будет с ним комфортно. И если я узнаю, что какой-либо из моих учителей, даже из тех, что на хорошем счету, в свободное от работы время пишет в социальных сетях гадости в адрес других учителей, издевается над кем-то, глумится, то я буду с ним расставаться.

Татьяна Шульженко, заместитель директора по воспитательной работе лицея № 1 имени Н. К. Крупской, Магадан:

— У нас главное — желание человека работать, развиваться в профессиональной области и вообще. Если мы будем знать, что к нам придет хороший предметник, но при этом сволочной человек, наверное, мы бы действовали по обстоятельствам, и если он правда хорошо преподает, то все равно взяли бы. Мы не боимся, что он плохо повлияет на коллектив, по крайней мере наш коллектив невозможно разрушить таким образом. Поэтому для нас все-таки на первом месте то, чтобы учитель был отличным специалистом. Да, сегодня многие в свободное от работы время ведут себя по-разному. Педагоги должны придерживаться определенных норм и правил. Однако если кто-то что-то где-то не то написал или разместил фото, пост или комментарий, администрация лицея осторожно укажет ему на это, не поднимая шума. Мне кажется, такое поведение нельзя связывать с профессионализмом, не надо смешивать одно с другим. Осудить человека за то, что он делает в свободное от работы время, не за что. Хотя нам постоянно говорят, мол, вы должны быть примером 24 часа.

От редакции

Так что же делать, коллеги? Как относиться к тем, кто, с одной стороны, вроде бы помогает повышать качество образования в школе или вузе, а с другой — демонстрирует отнюдь не образцовое поведение и сеет вокруг себя негатив, оставляя у людей нехороший осадок от общения с ним? Можно ли считать таковых граждан учителями-профессионалами или для этого следует использовать какой-то иной термин?

ПРОФЕССИОНАЛ — человек, занимающийся чем-либо как ремеслом, а не по призванию. Словарь иностранных слов, Чудинов А.Н., 1910.

ПРОФЕССИОНАЛ — человек, сделавший какое-н. занятие своей постоянной профессией. Толковый словарь русского языка / Под ред. Д. Н. Ушакова, 1935–1940.

ПРОФЕССИОНАЛ — это человек, занимающийся чем-то профессионально в отличие от любителя, специалист своего дела. Современный толковый словарь русского языка / Авто. Сорст. А.Чемохоненко, 2002.

ПРОФЕССИОНАЛ — человек, сделавший определенное занятие своей профессией; человек, ставший в какой-либо области деятельности специалистом; подготовленный для работы в определенной сфере специалист, имеющий навыки, квалификацию, а при необходимости и допуск к выполнению обязанностей по своей специальности. Википедия, 2018.