или Что сегодня задали?

Национальные

Каждый вечер в большом ли городе, в маленькой ли деревне зажигается в окнах свет. Взрослые приходят с работы, дети из школ и из секций или кружков, а может,  счастливые!  просто с прогулки. У них есть важное общее дело.

Объединяющее и доводящее порой до бешенства. Дело, в котором бабушки и дедушки, папы и мамы, дети старшие и младшие вынуждены объединяться во имя дня завтрашнего! Это священнодейство носит ненавистное многим имя «домашка»! 

Смешно с экрана ежевечерний кошмар семейного подряда на выполнение домашнего задания показывали и кавээнщики, и артисты «Кривого зеркала». В уже далеком 1980 году Алла Борисовна Пугачева в «Песне первоклассника» озвучила переживания по этому поводу поэта Ильи Шаферана: «Нам учитель задает с иксами задачи, кандидат наук — и тот над задачей плачет…» В наши дни по социальным и прочим сетям бежит и пользуется спросом выступление популярного стендап-комика. Смешное. Грубоватое. Неглупое. Злое… Все законы жанра соблюдены. Оно бежит по фейсбучным лентам, по родительским чатам, по Ютьюбу. Мы смеемся. Кто весело, кто горько.

«Семья и школа» в наши дни должен быть самым востребованным журналом, ведь обучаем мы сегодня детей вместе. Учитель, подобно дирижеру, задал ритм, а домашний оркестр играет. Как уж умеет! Иногда беря в команду «легионеров» — репетиторов. Это сегодня весьма востребованный вид услуги: выполнение с детьми домашней работы. Это рынок — тема отдельного серьезного разговора. Увы, боюсь, неприятного.
Но есть и другое видео в Сети — лидер просмотров. На нем мама делает домашнее задание с ребенком. Задание про огурцы и грибы. Ребенок бьется в истерике, не понимая, чего от него хотят в условии задачи, а язвительная — ну сама ее высочество Педагогика! — мама на протяжении всего снимаемого на телефон ролика жизнерадостно «троллит» своего ребенка и, выжав слезу, спрашивает: «Ну и кто из нас дебил?» Это видео, как и многие другие, щедро представленные в Интернете, с одной стороны, подчеркивает степень нездоровости общества (в котором мама снимает подобное, а миллионы зрителей репостят, комментируют и даже снимают «реплики»), а с другой — тревожно долбит в набат: надо что-то делать! Ситуация вокруг «домашки» и впрямь революционна: низы не хотят, верхи не могут.

Но все смеются. Пока! Привычка: не можешь изменить ситуацию — измени отношение к ней. Посмеялись, руки за спиной сложили и пошли отбывать… Вместе с ребенком. Или вместо.
Уверен, многие коллеги согласятся с тем, что основная масса детей, приходящих в школу, с каждым годом все больше непохожа на детей двадцатилетней давности. Они рассеяннее, подвижнее, беспокойнее, инфантильнее, они вообще иные. И ожидать схватывания на лету наивно!
Сложно себе представить сегодня полотно «На уроке», где класс сидит и смотрит на учительницу в оренбургском платке на плечах, как на богиню. А она, прекрасная и строгая, справедливая и понимающая, рассказывает классу, к примеру, о няне Пушкина. Арине Родионовне.
Способов управления у учителя в руках немного: большинство окончивших только педвуз этому никто, никогда и нигде не учил.
Поэтому у большинства коллег на решение дисциплинарных проблем на уроке уходит немало времени… Сам видел: ребенок сидит и внимательно слушает или отвечает с интересом на вопрос. И при этом долбит по парте линейкой. Абсолютно автоматически. Невротик. И таких большинство. Я вижу это и как учитель, и как папа.
А объем необходимого к размещению в голове не сократился ни на йоту. Более того, мы теперь столько всего на уроке развиваем! Или, по крайней мере, стараемся, или делаем вид, в данном случае не суть.
Конечно, красиво читать и слушать (в том числе и меня) про то, как здорово и технологично налаживается крутое взаимодействие с классом, можно долго и с удовольствием. В модели — да. На местности — не у всех выходит.

Естественно, что вилка между профессиональными навыками, необходимыми учителю, возможностями среднестатистического ребенка и тем, чему он в итоге научается на уроке, революционна.
Война — это продолжение политики другими средствами. Домашнее задание — инстинктивная попытка продолжить урок после звонка. Но можно это сделать во благо, а можно — во вред. Если учитель, не успевая пройти необходимый материал на уроке, задает «допройти» его самостоятельно дома, то это — не всегда, но чаще всего! — показатель его непрофессионализма, все же надо уметь грамотно планировать урок.

Сегодняшний родитель — это не наши с вами мамы и папы, которых примерно тому же учили 20 или даже 30 лет назад. И теми же способами. И они как-то могли содействовать своим чадам…
Сегодня все иначе. Родитель просто… не в курсе, как помочь ребенку, который на уроке не понял, но и не сильно волнуется: папа с мамой помогут. Папа с мамой чаще всего замотанные, уставшие и идут по пути наименьшего сопротивления: «Что там у тебя, чадо? Давай сделаю». Чик — и все свободны. Учитель сделал вид, что задал. Ученик — что сделал. Родитель — что помог. Все как бы в ситуации успеха. Но самое страшное, что к этой ситуации квазиуспеха привыкают все. И самый главный заложник тут — ребенок. Потому что он не учится ничему, кроме как пониманию того, что проблемы учителя и его решат папа и мама.
Это в случае, если ребенок принес задание, доступное для понимания родителей. А если нет?

А если родителя этому в школе… не учили? Значит, он вынужден учиться вместе с ребенком, подтверждая тезис о необходимости непрерывного образования, проходящего через всю жизнь. После высшего — второе школьное.
А если это задание… творческое?
Задание про кузнечика, глазами которого ребенок должен увидеть мир и отобразить его на листе бумаги, буквально обошло планету. В соревновании по остроумию комментариев сложно было выбрать победителя среди родителей.

По ТВ в одном из репортажей на эту же больную тему. Папа с сыном глумятся над заданием в рабочей тетради «соедини точки так, чтобы получились звери»:
— Сын, ты зверя видишь?
— Не-а.
— И я нет… А он есть…
Дружный хохот.

Просто никто не объяснил родителю (а судя по сюжету, и ребенку), что по плану должно развивать это задание и как его следует выполнять.
Выход?
Не делать! Бог с ними, с чадами! Пусть сами. Но ярмарку тщеславия никто не отменял. Вон соседи аж доктора наук наняли со своим математику решать. А мы что, хуже? Сами справимся. Давай свою математику. Что там? Ой е-е-е-е-е… Лучше давай окружайку… о-о-о-ох! И уже вся семья вслед за первым (а иногда и вторым-третьим) высшим начинает получать второе школьное образование.

Семей, где «главные враги» носят фамилии Плешаков, Моро и другие, не менее знакомые, все больше.
Как-то при встрече одна гиперответственная мама говорит: «Вы моему за „домашку“ снижайте!» «Да не буду, — говорю. — Я ж не за этим задаю эти несчастные три строчки. Это же не наказание!» «Нет, — говорит, — вы снижайте. Чтобы жизнь медом не казалась!» Так и кто в этом мире сошел с ума?
Отменить? Просто домашние задания упразднить, как эксплуататорский класс. Указом президента.
Ряд законодателей в регионах этой инициативой уже заработали голоса избирателей!
Я же первый в данном случае против. Как бы крут и интересен ни был урок, час в неделю (и не важно, географии ли, биологии ли) — это по сути кружок! Любой навык нужно закрепить. И «домашка» должна быть кратка, точечна, выполнима, и край работы должен быть виден.
Но даже если это по чуть-чуть по каждому предмету, то их пять или шесть.
И ребенок идет к родителям, потому что за неделю в безумном современном информационном поле он напрочь забыл, как определять эти (будь они неладны!) географические координаты. Ибо «домашку» с примерами нужно было сделать в два приема: в тот же день (чтобы закрепить) и перед следующим уроком (чтобы освежить и актуализовать).

Если учитель умеет работать без домашних заданий и при этом его ученики демонстрируют высокие результаты — это показатель высочайшего профессионализма.
Никто учителя не учил учить детей выполнять домашнее задание! И никто не учил его предлагать ребенку способы оптимизации оного!
Его даже задавать не учили. Учитель это по привычке делает. Инстинктивно. И порой не знает зачем. И не задавать не может: страшно. А продумывать его некогда. Да и не знает как. Не учили.
Поэтому домашние задания в том виде, в котором они существуют в наши дни, чаще раздражают. И даже угнетают. И уж точно не мотивируют. И тому есть несколько причин.
Две уже названы. В одном случае учитель просто не успел на уроке.

Во втором — на дом даются задания, которые выполняются не ребенком: либо списываются, либо сваливаются на родителей. Это же касается и так называемых детских проектов. Как-то, лет 10 назад, одна барышня в седьмом классе готовила проект — настольную игру по Антарктиде. В качестве игрового поля у нее была модель материка из пенопласта. Размером так метра полтора на полтора… Игру-то она сама придумала… А вот лобзик по пенопласту мне папа потом долго припоминал. «Зато, — говорил, — теперь каждую морщинку у нее, у Антарктиды вашей, знаю». С точки зрения всеобуча, конечно, интересно. Но!..

Еще одна — третья — причина заключается в том, что подчас педагоги в одной образовательной организации не согласовывают между собой объем домашних заданий, и ребенок оказывается перегружен. Выход есть. В одной школе мы, учителя, просто договаривались о домашнем задании (от содержания до форм): сегодня мы задаем по истории, географии, математике так, чтобы «домашка» по разным предметам связывалась сквозной темой и выполнялась осознанно. В другой — просто изначально планировали курсы по разным предметам через так называемое сквозное планирование: схожие темы по разным дисциплинам проходились параллельно.

К примеру, на литературе — «Капитанская дочка», на истории — понятно, пугачевщина, на географии — население Поволжья, далее со всеми остановками.

Ну и четвертое. Нужны такие домашние задания, которые помогают ребенку научиться учиться самостоятельно. Это одно из важнейших умений будущего. И задания должны быть персонифицированными и поддерживать интерес ребенка к учебе.
«Но это же крайне трудозатратно», — скажет учитель. И тоже будет прав.
Потом это же такая красивая и неубиваемая линия защиты для учителя. Почему плохо учатся? А что вы хотите, «домашку» не делают. А чтобы было, чего не делать, «домашка» должна быть!
Поэтому выход в каждом случае индивидуален. И состоит в умении, желании и способности учителя учить. В том числе учить ученика, как и зачем делать домашнее задание самому. И родителя тому, чтобы не развращал дитя помощью, описанной выше.

Но кто ж этому учил учителя и родителя?..
А то, что самого учителя этому не учили, — тема отдельного разговора. Коллегам уже, вероятно, понятно, что я опять смотрю недобро на существующую систему педобразования. Она просто системная катастрофа. Потому что учитель, как тот гусмановский кавээнщик: куда ни плюнь — его никто этому не учил. Зато Давыдов — Эльконин и много теории. А как сделать из «домашки» не вечерний семейный проект, сопоставимый с прокладкой Байкало-Амурской магистрали, а эффективный инструмент обучения, нет, не учили.
Поэтому, вероятно, на уровне педагогических вузов в курсе методики было бы неплохо как минимум уделить больше внимания приемам работы с домашним заданием — не просто какое-то время, а серьезный блок.
На уровне школ придется договариваться как учителям, так и школе с родительской общественностью и закрепить эту договоренность, к примеру, на уровне локальных актов. Так, кстати, уже сделано в ряде школ.

А учителям, как ни грустно, коллеги, надо всерьез работать над собой в этом вопросе. Это не значит, что домашнее задание нужно прописывать на год вперед в рабочей программе, подобное требование, встречающееся, увы, — глупость, если не преступление.
Это не значит, что от программы надо отказываться, о том и текст! Но относиться к нему по-чеховски (если можно не писать, то лучше не писать) стоит! Уверяю, редкая, но качественная и понятная «домашка» работает эффективнее.
Это значит, что домашнее задание должно быть понятным. И в первую очередь должно быть понятно, зачем оно!

Грустно то, что именно «домашка», вместо того чтобы выполнять свою функцию образовательного инструмента, вдруг стала симптомом неспособности договориться между школой, родителем и ребенком.
А стендап… Ну, стендап. С позиции уставшего родителя.
Смешно и зло.
И обиженно. Потому что… А что он может предложить?

P. S. За время подготовки материала произошли определенные события. И в условиях попыток наладить дистанционное обучение этот текст не стал менее актуален. Даже более!..

​Иван Колечкин, учитель географии, Москва.