Улыбнитесь «тому, кто сидит в пруду»

Насилие,

Агрессия и жестокость в системе образования — тема тяжелая, трудная. Насилие ломает человека физически и выкручивает морально, заставляет учителей уходить из профессии, детей — менять школы, родителей — плакать, провожая сыновей и дочек утром на уроки.

И эта же тема с удовольствием смакуется журналистами в бумажных и электронных СМИ, повышает рейтинги сайтов и телепрограмм. Главный редактор «Учительской газеты» Петр Положевец обратил на это особое внимание участников конференции «Насилие в образовательной среде. Причины, тенденции обострения, поиск решений»: «Любой случай насилия, который происходит в школе, СМИ продают. Чем больше будет описаний, связанных с этими событиями, тем больше будет лайков и просмотров. В Российском союзе журналистов будет разрабатываться новый кодекс журналистской этики. Цензуры давно нет, но должна быть самоцензура». И добавил: «Я думаю, у Общероссийского профсоюза образования есть возможность повлиять на эту ситуацию». Так и есть, ведь именно по инициативе профсоюза первая подобная конференция прошла в 2011 году. И в этом апреле Общероссийский профсоюз образования при поддержке Минобрнауки России снова собрал заинтересованные стороны, чтобы обсудить, как можно противостоять этой беде.

Председатель Общероссийского профсоюза образования Галина Меркулова очень точно обозначила, почему возникла необходимость провести конференцию и в 2011, и в 2018 годах: «Агрессия приобретает такие масштабы, что относиться к ней так, как мы относились, невозможно. Первая конференция не прошла бесследно. Именно тогда в Законе „Об образовании в Российской Федерации“ появилось понятие „конфликтная комиссия“, были прописаны права и обязанности сторон в образовательном процессе. Но успокаиваться на этом разве можно? Естественно, профсоюз не может защищать изолированно интересы только учителей. Все, кто приглашен на конференцию, участники школьной жизни. Есть школьники, родители, общественные организации, представлены также наука и директорский корпус. Нам показалось, что именно в таком составе надо обсуждать эти вопросы, потому что мы все участники этого процесса. Мы все заинтересованы в том, чтобы не было насилия, чтобы мы шли навстречу друг другу. Давайте попробуем сказать о том, что нас беспокоит. Мы, профсоюз, будем инициировать проведение подобных обсуждений в каждом субъекте Российской Федерации. И тогда мы дадим обществу сигнал, поставим задачи перед исполнительной и законодательной властями».

У организаторов нынешней конференции было несколько задач: проинформировать о сегодняшней ситуации, обсудить разные точки зрения основных участников образовательного процесса, выработать шаги или хотя бы направления, способствующие преодолению проблемы.

Всероссийской многолетней статистики — кто проявляет насилие в образовательных организациях, по отношению к кому, сколько всего пострадавших — не существует. Однако отдельные организации проводят опросы и исследования на эту тему.

Так, главный редактор «Учительской газеты» Петр Положевец привел результаты международного сравнительного исследования качества граждановедческого образования, которое коснулось учеников, учителей и директоров 24 стран, в том числе России. В нашей стране были опрошены 7,5 тысячи учащихся 8-х классов, 5 тысяч учителей и более 350 директоров образовательных организаций. Один из блоков исследования был посвящен вербальному и физическому насилию в школах.

По данным исследования, 61% российских школьников заявляют, что сверстники периодически называют их унизительными именами. Меньше, чем у нас, это явление распространено в 19 странах. В России одноклассники насмехаются друг над другом меньше (41%), чем в среднем по исследованию (56%). 21% наших учащихся утверждают, что одноклассники периодически грозятся их побить, но только каждая вторая угроза превращается в физическое действие. Кстати, в России происходит меньше всего школьных драк, а самое большое их количество — в Доминиканской Республике — 27%. У нас чаще, чем в среднем по исследованию, разбивают или портят чужие вещи — 25% против 20%. Больше всего таких случаев происходит в Колумбии и Доминиканской Республике (по 31%) и меньше всего в Республике Корея (5%). Мы, к сожалению, среди первых по количеству учеников, о ком были размещены в Интернете унижающие или оскорбляющие фотографии или тексты. Как подчеркнул Петр Положевец, ответы на вопрос учителям «Информировал ли вас ученик о том, что подвергся со стороны учителя буллингу?» вызывают особый интерес. Только в трех странах — Италии, Словении и Швеции — таких случаев не было. Максимальное значение — в Эстонии и Колумбии — по 3%. В России положительно ответили на этот вопрос 1% учителей. В то же время 3% учителей (а это 150 человек) заявили, что они стали жертвами насилия со стороны учеников. Выходит, ученики в три раза чаще нападают на своих учителей, чем учителя на них.

Дистанционно изучили данный вопрос студенты Высшей школы экономики под руководством Александра Милкуса (см. статистику). Последствия буллинга, на которые указали педагоги: неудовлетворенность работой и жизнью, отсутствие самореализации в профессиональной сфере, психологические проблемы, социальная депривация, влияние на взаимоотношения с учениками, срывы на учениках, агрессивное поведение по отношению к ученикам.

Экспресс-опрос педагогических работников по проблеме насилия в образовательной среде провел накануне конференции Общероссийский профсоюз образования, его результаты (см. статистику) представил зампредседателя профсоюза Михаил Авдеенко. Финальный вопрос анкеты: «Какие меры необходимы для предотвращения насилия со стороны обучающихся и их родителей?» Большинство назвали принятие федерального закона «О защите прав педагогических работников», повышение на законодательном уровне ответственности родителей обучающихся за воспитание детей в семье, усиление ответственности обучающихся за проявление насилия.

Самый сложный вопрос: возможно ли решение проблемы насилия в образовательном пространстве? Модератор конференции директор московской школы «Класс-центр» Сергей Казарновский как практик уверен, что обучение по природе своей «процесс принуждения. Как принуждать, не умаляя чувства собственного достоинства ребенка? Это искусство». Если на фоне дисциплинарной жесткости системы возникает еще и жестокость в отношениях между учителями, учениками и родителями, в этой обстановке трудно существовать. Каждая образовательная организация справляется по-своему.

Руководитель психолого-педагогического медико-социального центра академической гимназии № 56 Санкт-Петербурга Елена Меттус считает, что насилия нет там, где есть праздник и где проявляют особую заботу о педагогах.

Директор московской гимназии № 1520 имени Капцовых абсолютный победитель Всероссийского конкурса «Учитель года России»-2012 Вита Кириченко призывает к конструктивному диалогу, который очень нужен всем — детям и взрослым, но организовать его порой бывает не под силу никому.

А уполномоченный по правам ребенка столицы Евгений Бунимович хотел бы, чтобы рейтинг школ составлялся не только на основе образовательных результатов, но и с учетом атмосферы, уклада учебного заведения. Однако возможно ли это — замерить, на сколько процентов в школе уважают чувство собственного достоинства ученика?

Еще одна реальная проблема, хотя она существует в виртуальном мире, — кибербуллинг. Абсолютный победитель конкурса «Учитель года России»-2013 информатик Андрей Сиденко напомнил о том, что дети очень много времени проводят в Сети, а будущее за каналом YouTube, который уже сегодня бьет все рекорды популярности. Кстати, миллионы подписчиков не только у бьюти-блогеров, но и у каналов с образовательным контентом. Что именно смотрят дети, все труднее контролировать, тем более учителям.

А родители? Они осознают, что личность ребенка формируется в семье. Например, в этом уверена исполнительный директор Общероссийской общественной организации «Национальная родительская ассоциация социальной поддержки семьи и защиты семейных ценностей» Лариса Санатовская: «Правильные взаимоотношения с родителями позволяют снизить риски. Родители — самый действенный образец для подражания».

Главное образовательное ведомство страны в свою очередь озабочено проблемой роста случаев насилия между участниками образовательного процесса. Лариса Фальковская, заместитель директора Департамента государственной политики в сфере защиты прав детей Минобрнауки России, заявила, что необходимо сделать эту проблему открытой для обсуждения, «чтобы перезагрузить все образовательное пространство». Конкретное решение: «Мы проводим в каждом федеральном округе межведомственные совещания, на которых собираем представителей региональных министерств образования и внутренних дел, комиссий по делам несовершеннолетних, руководителей педагогических вузов и региональных кураторов Российского движения школьников. Наша идея в том, чтобы восстановить воспитательный потенциал в образовательных учреждениях».

А что может сделать каждый из нас? Особый гость конференции — директор Федерального института развития образования академик РАО, доктор психологических наук Александр Асмолов — считает, что от насилия избавляет «улыбкотерапия», коль скоро дворы нашего детства — место, где дети могли вести себя необычно, карнавально, — остались в прошлом… «Запомните, невротики — это те, кто недоиграл в детстве. Такие тревожные люди, защищаясь, склонны к агрессии». Так что просто улыбнитесь ближнему своему, как улыбался по совету мамы Крошка Енот «тому, что сидит в пруду»…

Статистика

Итоги экспресс-опроса педагогических работников по проблеме насилия в образовательной среде, проведенного Общероссийским профсоюзом образования

Участники — 1584 педагога из 68 регионов Российской Федерации.

Известны ли вам случаи насилия по отношению к педагогическим работникам вашей организации?

  • Да — 21,7%,
  • нет — 69,9%,
  • затрудняюсь ответить — 8,7%.

Каковы общие причины насилия со стороны обучающихся?

  • Влияние СМИ, социальных сетей и компьютерных игр — 76,9%,
  • социально-психологическое неблагополучие семей обучающихся — 73,1%,
  • неорганизованный досуг обучающихся — 31,4%.

Какое насилие применялось к вам как к педагогическому работнику?

  • Психологическое — 96,6%,
  • физическое — 5,8%.

Кто в образовательной организации применял по отношению к вам какое-либо насилие?

  • Родители обучающихся — 46,3%,
  • администрация — 46%,
  • обучающиеся — 34,9%.

Обращались ли вы за помощью в компетентные органы в случае применения к вам насилия как к педагогическому работнику?

  • Нет — 89,5%,
  • да — 10,5%.

Куда вы обращались в связи с применением к вам насилия, связанного с осуществлением профессиональной деятельности?

  • В администрацию образовательной организации — 69,6%,
  • в профсоюзный комитет — 26,7%,
  • в правоохранительные органы — 19,3%.