Точка зрения

Почти

Чаще всего, когда мы говорим о нашем образовании, сравнивая его с другими странами, мы обращаем внимание на отставание наших школьников в сформированности навыков, требующихся для того, чтобы быть успешными в мире: критическое и творческое мышление.

Сравнения показывают, что наши учебные программы по математике, русскому языку и литературе, предметам естественнонаучного цикла, а также наши методики их преподавания ориентированы прежде всего на запоминание больших объемов информации. Однако, когда речь идет о применении этой информации в новой ситуации, в решении обычных житейских задач, школьники показывают свою беспомощность по сравнению со сверстниками из стран-лидеров этих сравнительных исследований: Финляндии, Южной Кореи. В последние годы серьезный рывок сделали Эстония и Вьетнам.

Но есть и еще одна проблема, которая становится очевидной по результатам исследований школьного образования. У нас более четверти всех учеников вообще не могут решать никакие задачи и не имеют минимальных знаний, а, значит, у нас более четверти школьников просто неуспешны. Неуспешность в 15 лет ликвидировать в более позднем возрасте практически невозможно.

Давайте представим, что у нас в школах учится около 15 миллионов детей (по состоянию на 2016/2017 годы). Если считать, что четверть из них неуспешны, тогда это более 3 миллионов 750 тысяч. Это огромный многомиллионный город тех, кто учится зря, кто не сможет быть успешным во взрослой жизни, это город, в котором жителей больше, чем, например, в Мадриде или в Берлине. А теперь представим, что это только срез одного года. И если учесть, что в среднем каждый год из школы выпускаются более 1 миллиона человек (включая выпускников школ и колледжей), то четверть — то есть, около 250 тысяч выпускников сразу можно считать неуспешными. И это только за один год. В результате неуспешность как проблема становится чрезвычайно острой не только для образования, но и для нашей экономики, в которой эти выпускники не смогут найти достойное место. Имея такие высокие показатели неуспешности мы сегодня просто не вправе говорить о хорошем школьном образовании.

Может ли школа сама справиться с этой задачей, и, если может, то как? Нужно ли для преодоления неуспешности просто изменить учебники или методики проведения урока? Как показывает опыт разных стран, этого недостаточно. Только учитель эту проблему решить не в состоянии.

Неуспешность сама по себе чрезвычайно многолика. Неуспешные дети отстают от своих более успешных сверстников не только в академических знаниях. Они намного труднее социально адаптируются, у них больше проблем психологического характера. Увы, пытаясь создать равные условия для всех в получении качественного образования, обращая особое внимание на инклюзивные программы и методики, российская школа оказалась пока не в состоянии решить задачу снижения неуспешности имеющимися у нее методами и средствами. В докладе «Двенадцать решений для нового образования» впервые обращается внимание на эту серьезную проблему, и предлагаются способы ее решения. Может быть, кому-то они покажутся очевидными, но пока что ни одно из этих предлагаемых решений не стало реальной практикой российского образования.

Во-первых, эксперты и практики отмечают, что неуспешность в освоении школьных дисциплин нередко подпитывается низкой мотивацией, рождаемой просто классной рутиной, неинтересностью программ и методик. Намного интереснее школьникам в рамках внеурочной деятельности, на занятиях по дополнительному образованию. По сути, наше российское дополнительное образование — само по себе уникальное в мире — может прийти на помощь образованию основному. В докладе предлагается использовать ресурсы дополнительного образования для реализации школьных программ. Просто? Вполне, но это вовсе не означает, что мы просто должны нагрузить школьников дополнительными скучными занятиями по математике или русскому языку. Развитие современных программ дополнительного образования, вовлекающих ребят в ту деятельность, которая и интересна, и полезна, важнейшая задача на пути устранения неуспешности. А самый важный ключ — в создании и реализации совместных программ школ и организаций дополнительного образования, в которых школы смогут пользоваться ресурсами этих организаций, а также театров, музеев, промышленных предприятий для своих учебных задач.

Во-вторых, решение задач преодоления неуспешности лежит в области возвращения в школу воспитания. Нет, это вовсе не означает, что нужно снова, как в советское время, воспитывать в духе морального кодекса строителя коммунизма. Просто поучения, лозунги и даже повторение советского опыта в части создания детских и подростковых организаций вряд ли помогут. Детей обмануть трудно, они просто не будут там, где им не интересно. Однако, именно отсутствие нравственных ориентиров, навыков общественно полезного поведения в разных сообществах подпитывает неуспешность. Везде в мире практики социального волонтерства, гражданского воспитания, участия в программах местных сообществ применяются чрезвычайно широко, причем, не только как коррекционные для детей с проблемами в социальной адаптации, но и в целом для дошкольников и школьников. Доклад «Двенадцать решений для нового образования» включает задачу внедрения на всех уровнях образования, начиная с дошкольного, современных воспитательных практик, ориентированных на развитие социальных навыков, установок солидарного действия для общего блага, в том числе.

Кажущиеся очевидными меры на самом деле реализовать очень непросто, потому что это требует нешаблонных усилий, особенно в части развития навыков педагогов, их мотивации для решения серьезнейшей проблемы неуспешности.