Интервью психолога

Родительство

Известный психолог Людмила Петрановская рассказала почему растет уровень родительской тревожности, от чего на самом деле зависит успех родителя и как принять на себя «авторство своей жизни».

Вряд ли кто-то в этом мире лучше вас знает нас самих, наши семьи и наших детей. Но мы почему-то все реже прислушиваемся к себе, все чаще ищем ответы на вопросы о родительстве в материалах психологов и постоянно сомневаемся, хорошие ли мы родители. 

Правда ли, что современные родители по отношению к родителям начала 2000-х годов стали больше осмыслять свою родительскую роль? Стали больше читать, размышлять, учиться быть осознанными родителями?

Да, часть российских родителей (прежде всего образованные жители больших городов) безусловно сейчас больше уделяют внимания осмыслению своей родительской роли, размышляют о том, как правильно и как неправильно себя вести с детьми, как их развивать, воспитывать.

У родителей прежних поколений был достаточно трудоемкий быт, часто они работали на двух-трех работах, чтобы «поднять» детей, и у них просто не было сил и времени на глубокую рефлексию. Они не могли себе позволить такую роскошь, как переживать над каждым своим словом, сказанным ребенку, или часами читать статьи о «правильном» родительстве.

За последние пятнадцать-двадцать лет быт стал проще, в целом вырос уровень благополучия — опять-таки, в основном у образованных горожан. По мере того как решаются базовые, жизненно важные вопросы, родители получают возможность заниматься более тонкими потребностями, как-то: хорошими отношениями в семье, успешным родительством.

Для детей, растущих в этих новых условиях, это безусловное благо?

Чтобы ответить на этот вопрос, нужны результаты длительных и масштабных исследований. Но важно понять, что в жизни не бывает линейного прогресса. Все явления имеют теневую сторону, у всего есть свои издержки.

Простая логика, что родители стали больше читать психологов и от этого дети стали как на подбор счастливее и успешнее, тут не работает.

То есть у роста родительской рефлексии есть и обратная сторона? Например, высокий уровень родительской тревожности?

Тревожность действительно растет, но вряд ли она растет буквально из-за того, что родители больше читают о детской психологии. Скорее, наоборот, тревожность делает рекомендации психологов востребованными. Сейчас правила игры в мире меняются слишком быстро, и поэтому нам сложно справиться с одной из базовых задач родителей: адаптировать ребенка к жизни. Ведь от родителей требуется не только, чтобы дети были живы и здоровы, но и чтобы им объяснили, как здесь все устроено. Сформировали у них полезные навыки, привычки, ввели ограничения, которые сделают их более жизнеспособными в данном социуме с данными правилами.

Но сегодня правила меняются быстро, и все мы, как родители, находимся в затруднительном положении: поди пойми, что в современных условиях сделает ребенка успешным и социально адаптивным!

Мы и сами-то зачастую не знаем, за что хвататься, пребываем в полной растерянности, не можем даже относительно самих себя принять осмысленное решение. Как и во что инвестировать деньги? Куда и чему идти учиться, чтобы быть востребованным на рынке труда? Как расставлять приоритеты между личной жизнью и профессией? Интернет, гаджеты, новые технологии — это все изменения достаточно заметные. Но сложнее осмыслить изменения на уровне ценностей и культурных норм. Что сейчас считается хорошей семьей, удавшейся карьерой, умным вложением средств, счастливой жизнью? Что считается правильным или неправильным воспитанием?

Вы говорите о стремительно меняющемся мире. А как сами психологи? Они тоже фрустрированы быстрыми изменениями в мире? Они тоже не знают, как адаптировать своих детей?

С одной стороны, психолог — такой же человек, как все остальные. Он тоже многого не знает, и его тоже окружает эта же изменчивая реальность. Но у психолога есть ряд профессиональных привычек: навык рефлексии, умение смотреть на вещи со стороны и видеть системные связи. С точки зрения рынка труда, для психологов ситуация достаточно благоприятна, так как психолога заменить искусственным интеллектом сложнее, чем водителя или кассира в магазине. Кроме того, вся тревожность современных людей, их внимание к себе, своим отношениям, детям в конечном итоге тоже является полем деятельности психологов.

Еще важно помнить, что психолог — профессия помогающая. Если можешь кому-то помочь, тебе тоже становится легче. Особенно сильный стресс мы испытываем, когда ничего не можем изменить.

Известный факт: даже в концлагерях и катастрофах лучше сохранялись люди, которые имели силы и желание помогать другим.

При этом важно, чтобы психологи всегда осознавали границы своей компетенции и своих возможностей. Рост тревоги родителей после чтения статей психологов может возникать тогда, когда автор увлекся и вещает «сверху», делая слишком категоричные заявления и вольные обобщения. К сожалению, такого тоже немало. И история психологии знает немало примеров, когда органические заболевания объясняли «не таким» отношением родителей. Все это потом опровергалось исследованиями, но эта информация оставалась в научных кругах, а яркая доходчивая «теория» оставалась жить в поле популярной психологии, да еще и много раз с усилением и упрощением пересказанная.

Сегодня многих родителей полезные, разумные статьи по детской психологии и педагогике буквально ранят. Они слышат упрек в свой адрес, испытывают чувство стыда, переживают, что они недостаточно хорошие родители… Почему возникает такая реакция на нужную, актуальную информацию?

Отчасти это — поколенческий синдром. Сегодняшние родители по большей части — представители поколения детей, которые росли у родителей не вполне зрелых, в силу разных причин.

Дети девяностых с детства привыкли быть в позиции гиперответственности и гиперконтроля за все, что происходит вокруг.
Иногда это приобретает даже вид комплекса всемогущества: если они хорошенько постараются, то родители не разведутся, папа не станет пить, они добьются успеха и так далее. Теперь, когда они выросли и сами стали родителями, им кажется: если они будут общаться с детьми четко «по науке», будут стараться на все сто, то результат будет прекрасным. Дети вырастут успешными, счастливыми, гениальными.

А на самом деле успех родителя не зависит от старания?

Отчасти зависит. Но то, о чем мы с вами говорим, это — поколенческий родительский невроз: представление о том, что на самом деле есть возможность все просчитать и вырастить ребенка «в лучшем виде», чтобы все получилось идеально.

Перфекционизм расцветает у каждого в своем месте: кому-то нужно, чтобы ребенок был не как все — ярким и особенным. Кому-то — чтобы всем нравился, со всеми ладил. Кому-то — чтобы блестяще учился и был везде лидером. Кому-то — чтобы он был безгранично добрым и переживал за проблемы экологии и мира во всем мире.

При всем разнообразии проявлений общее место здесь — родительская фантазия, что существуют алгоритмы получения желаемого результата воспитания.

Родители, которые оказываются в плену этой фантазии, часто имеют положительный опыт воплощения этой идеи: они много работали и учились, достигли успеха, построили бизнес, написали диссертации, сделали карьеру в чужом городе или стране, освоили самые новые технологии… Они на себе почувствовали, что если подключить голову, приложить максимум усилий, то получишь результат. Этот опыт они переносят в родительство. Но родительство — совсем другая история: тут мы имеем дело не с собой, а с другим человеком, у которого своя личность, своя жизнь, скорее всего, свои цели и ценности. Более того, мы с этим человеком и другими людьми образуем семью, систему со своими правилами и «законами сохранения», и по этим правилам гиперфункционирование одного члена семьи, его успешность и «правильность» часто уравновешивается за счет других.

Что делать родителям, которые твердо верят в то, что их метод воспитания принесет желаемый результат? Как избавиться от иллюзии?

Прежде всего, ответить себе на вопрос, что мы считаем результатом родительства. С одной стороны, это очень простая и суровая правда: ребенок вырос — цель достигнута.

Вот перед вами стоит практически здоровая, половозрелая, жизнеспособная особь, значит, вы молодец. Дальше этот новый человек будет жить своей жизнью, а ваша миссия (Признайте это!) фактически выполнена.

С другой стороны, родительство — это подготовка ребенка к жизни, и тут, повторю, мы не очень знаем, как и к чему готовить. А значит, не можем и дать ответ, что считать положительным результатом. Наверное, если человек условно готов жить самостоятельно, ориентируется в современном мире людей — все уже не так плохо.

Есть и третья сторона — это все то, что мы навешиваем на простой и ясный «скелет». Якобы, мы родители, а значит, должны сделать так, чтобы он, ребенок, был счастливым, успешным, умным, творческим, должен пользоваться успехом у лиц противоположного пола, родить побольше детей, сделать блестящую карьеру, заработать миллион, и все это сразу… Вот с этой историей нужно расставаться, потому что она доведет до ручки любого родителя, а заодно и самого ребенка. Ничего такого мы нашим детям не должны, это попросту не в нашей власти.

Как понять, что ты оказался в плену фантазий и слишком большие надежды возлагаешь на свои методы воспитания? Есть ли тревожные симптомы для гиперответственных родителей?

Основной симптом вы уже назвали: если при чтении каждой новой статьи о правильном и неправильном воспитании вы «рассыпаетесь», теряете почву под ногами, испытываете вину, горюете, что вы недостаточно хороши — это знак того, что есть зона уязвимости. Если ознакомившись с новой методикой, вы ощущаете готовность вдруг все поменять, начать новую жизнь с понедельника, внедрить, выполнить — это тоже не про доверие к себе.

Никакие рекомендации от психологов не должны тут же «проваливаться в ноги»: прежде чем действовать, нужно остановиться и подумать.

Подумать, например, вот о чем.

Отношения родителей и ребенка — это устойчивая система. Если ребенок сравнительно благополучен, жив и здоров, значит, как-то вы справляетесь, что-то точно делаете правильно. Может быть, в каком-то месте вам сложно, вас истощает принятый способ жить, или что-то можно улучшить, но, если ребенок в общем и целом в порядке, значит, есть смысл в том, как вы действуете сейчас. Вы уже вложились в этот способ, и он себя как-то оправдывает. Не стоит, да и не выйдет его обесценивать и «выбрасывать в мусорку».

Далее. Любые общие рекомендации — «про сферических детей в вакууме». У вас своя история и свой ребенок.

Не теряйте голову и не думайте, что кто-то знает лучше вас, как вам жить. Скорее всего, он знает об общих законах и принципах, но не о том, как жить конкретно вам.

Поэтому всегда и во всем сохраняйте критичность. Если вам кто-то что-то говорит, задавайте вопросы: «Кто это сказал? С чего он это взял? А почему так?» Это не подозрительность, а разумный подход. Все, что вам говорится, говорится зачем-то. Но уж точно не затем, чтобы вы закрыли лицо руками и разрыдались. Задача автора очередной статьи или книги — не обидеть вас, не обесценить ваш родительский труд, не довести до угрызений совести. Вероятнее всего, он хочет сообщить вам какую-то информацию, которая может быть вам полезна — или нет. Вы же не берете в магазине все, что лежит на прилавке? Выбирайте то, что подходит именно вам и именно сейчас. Пробуйте, осмысляйте и позже вы сможете внести коррективы в свой выбор. Не пугайте себя фантазиями о том, что можно фатально навредить ребенку, «не так» с ним поговорив. Увидите, что поговорили не очень — признаете это и попробуете иначе. Родительство — это не раз и навсегда полученная квалификация, это путь.

И, в целом, чем устойчивее у нас привычка осмысливать происходящее, не слипаться с ним, смотреть со стороны, оставляя критический зазор, тем нам же лучше.

В некоторых направлениях психологии есть термин «авторство своей жизни». Каким бы ни был мир тревожным и изменчивым, нам важно научиться не колыхаться, как веткам на ветру, от каждого модного веяния в психологии, а учиться лучше понимать свои собственные цели и ценности, руководствоваться собственным здравым смыслом и состоянием наших отношений с детьми.