У учителей мало времени — понимаю. А у детей его просто нет. А главное, нет мотивации.

Романы

Разговор со старшим преподавателем факультета Соllege Liberal Arts ИОН РАНХиГС, филологом, радиоведущим, начальником отдела студенческой просветительской работы Президентской академии Леонидом Клейном.

В издательстве «Альпина Паблишер» вышла книга Леонида Клейна «Бесполезная классика». С подзаголовком: «Почему художественная литература лучше учебников по управлению». Первая, но, по словам автора, не последняя. «Кому же адресована эта новинка?» — с этого вопроса начался наш разговор со старшим преподавателем факультета Соllege Liberal Arts ИОН РАНХиГС, филологом, радиоведущим, начальником отдела студенческой просветительской работы Президентской академии Леонидом Клейном.

— У большинства из нас есть некоторое базовое уважение к классике. Но проблема не в этом, а в том, что многие считают: этого достаточно. Вроде как мы же поставили Пушкину памятник, улицу назвали в его честь, сочинения его издаются. Чего ж вам, типа, более? Дань отдали — пошли читать свое. Такое отношение «да, но нет» разлито в воздухе. Если моя книжка хоть кого-то из этих людей сможет перенацелить, заставит задуматься — будет очень здорово.

— С лекциями «по мотивам» «Бесполезной классики» этой весной вы побывали в студенческих аудиториях Тольятти, Санкт-Петербурга. Как встретили зрители нетривиальное прочтение классических произведений, стиль преподавания?

— Все это важно, безусловно — будь то моя манера говорить со сцены или угол, под которым я прочел известный текст, но… Очень часто я вступаю на то поле, когда люди просто не читали школьную программу. Учителя не смогли их увлечь, понимаете? Если бы это было не так, то, возможно, меньшее количество людей слушало бы Клейна затаив дыхание.

Все это обесценивает в каком-то смысле и сочинение писателя, и то, как его растолковал ваш покорный слуга, и даже то, что в итоге услышала аудитория. Реальная ситуация такая: приходишь к школьникам, с которыми сотрудничает N-cкий филиал РАНХиГС, и с первых минут разговора понимаешь: почти никто не прочел ни то, ни другое, ни третье. У учителей мало времени — понимаю. А у детей его просто нет. А главное, нет мотивации. Что к этому добавить? Это не про то, что они прекрасно знают классику, а я, такой крутой, по-новому на нее взглянул, и публика ахнула. Они ее просто не читали. Элементарно!

— Как бы вы сами определили жанр своей дебютной книги? Кому она адресована?

— В каком-то смысле это собрание пестрых глав. Один раздел называется «Стратегия и тактика», другой — «Приключения собственника в России», третий — «Коммуникация». Тема финального раздела (это «Бонус для тех, кто дочитал книгу до конца») — зачем нужна поэзия.

Содержательные блоки, из которых сконструирована книжка, представляют собой прочитанные некогда лекции, проведенные мастер-классы, эфиры, а в некотором отношении даже уроки, семинары со студентами, которые, как концентрированный гранатовый сок, я предлагаю моему читателю.

А кто он, какова моя аудитория? Это очень правильный вопрос. С одной стороны, раз мы говорим, что классика лучше, чем учебники по управлению, то она рассчитана на людей, которые преподают и учатся в корпоративных университетах, заказывают и слушают мотивирующие лекции, любят разбирать бизнес-кейсы и т. д.

Здесь я вступаю на территорию учебников по управлению, бизнес-литературы. Это очевидно, это заявлено в названии. С другой стороны, как выражались в советское время, рассчитываю «на широкий круг читателей, интересующихся культурой». В данном случае — литературой. Мне не очень нравится формулировка «новый взгляд», потому что я не делаю литературоведческих открытий, технологических прорывов. Но у меня есть некоторая экспертность, некоторая компетентность в области анализа текста. Свои наработки на полях неувядаемых творений, да? Если кому-то они в кассу — пользуйтесь, добро пожаловать.

Тешу себя надеждой (лишь бы она не оказалась иллюзорной!), что это все еще по-прежнему хороший способ пропаганды и рекламы классических произведений. А следовательно, книга может быть полезна учителям, людям, неравнодушным к классике. Скажем, родителям, которые хотят поговорить о ней со своими детьми.

— В качестве автора и ведущего «Читательского дневника» на сайте РАНХиГС вы представляете чужие книги, а сегодня говорите о своей. Как это изменило гамму ваших профессиональных ощущений?

— У меня за плечами много публикаций, имею в виду и аудиолекции, опубликованные на разных площадках, от ЛитРес до Storytel. Но все это как-то эфемерно по сравнению с книгой, которую можно вот так просто подержать в руках. Особенно, когда она — твоя. Ее значение вырастает просто в какой-то символ. В смысле: мне это очень приятно. Но все-таки, чтобы не слишком возгордиться, сам себя и осажу: на самом деле, это то, что я должен был сделать давно. Если я напишу роман или какие-то мемуары, то, вероятно, ощущения будут другими. Ну, а сейчас все внове, в первый раз. Как в детстве…

Сегодня (получилось это совершенно случайно, потому что я не записывался на прием) зашел в приемную ректора. Владимир Александрович был в кабинете, и я надписал ему книгу. Это приятное ощущение, что тут скрывать, мне радостно.

— В аннотации к «Бесполезной классике» читаем: «На ярких примерах и цитатах Клейн доказывает, что культура — инструмент универсальный… И вот уже „бесполезная“ классика рассказывает о стратегии и тактике, учит управлять командой, разговаривать и убеждать». Скажите честно, вы действительно считаете, что «Мертвые души» — это история неудачного стартапа? И что же ценного из этого фиаско Чичикова вынесет начинающий предприниматель наших дней?

— У меня есть почти житейское убеждение в том, что и без книг по менеджменту люди во все века успешно управляли семьей и хозяйством, подчиненными, армией, страной, миром. Ни Ротшильд, ни Рокфеллер не заканчивали MBA.

Зато совершенно очевидно, и это признают абсолютно все авторы, что книги по управлению написаны на полях большой культуры, но никак не наоборот. Чтобы написать книжку по управлению, вы должны быть знакомы с философией, военной историей, священным писанием… У вас есть уровень образования, то, что называется «корпусом гуманитарных текстов», после чего вы пишете книжку по управлению, но никак не наоборот. Если вы не читали основных текстов, то ваш текст будет совершенно куцый, повиснет в воздухе. Все, что висит в воздухе, упадет.

Я просто предлагаю не ставить телегу впереди лошади.

Кроме того, любая классика (в данном случае художественная) открывает дверь в целую вселенную. Думающего читателя она может вдохновить на совершенно неожиданные вещи.

«Афера» Чичикова была, безусловно, стартапом. Это была прекрасная идея; и самому герою не откажешь ни в упорстве, ни в уме. А не хватило охотнику за мертвыми душами культурного уровня — чтобы проанализировать реальность и увидеть, с кем можно разговаривать, а с кем нельзя. И что не надо путать работу и личную жизнь. Ему не хватило этой рефлексии. Это очень интересно.

— Некоторые считают главного героя «Мертвых душ» негодяем.

— Павел Иванович не самый лучший человек на свете, это правда. Да и все мы, честно говоря, не сахар. Но устами Чичикова автор высказывает истины очень трезвые, подчас эпического характера. Когда он видит Плюшкина, Плюшкин начинает ему жаловаться: почему, де, священник на проповеди ничего не говорит против коррупции. «Ведь что ни говори, а против слова-то божия не устоишь…». Чичиков на него смотрит и про себя говорит: «Ну, ты, я думаю, устоишь!».

У Чичикова есть нравственное начало. Оно просто очень практическое. Дело не в том, что он негодяй, а в том, что, во-первых, там все такие, а, во-вторых, у него есть, в том числе, хорошие качества. Попробуйте описать святого. У Гоголя как раз не получилось.

— Вы утверждаете, что мудрое смирение Кутузова в романе Льва Толстого гораздо более лидерское, чем спринтерская самоуверенность Наполеона. Должен ли каждый человек быть лидером? Нужно ли эту способность специально воспитывать в школе?

— На мой взгляд, нет, но он может быть лидером в определенных обстоятельствах. Стремление быть первым — это примерно как желание у женщины побеждать на конкурсах красоты. Ради чего приходится идти на жертвы: здоровый образ жизни, внутренняя красота, любовь, любимое дело. Вы можете прокачивать свои лидерские качества и расти по этой лестнице. Солярии (многие даже издеваются над своим телом), диеты, косметика, дорогая одежда.

Значит ли это, что вы потом будете счастливы в личной жизни? Отнюдь, и это всем понятно. Не потому, что счастливы только некрасивые. Просто лидерские качества сами по себе никому не нужны. Это какие-то искушения.

— Благодарю за интервью. Новых успехов на литературном поприще!