Как и в каких условиях цели учителя будут соответствовать целям, заявленным в ФГОС?

Сказка

Рассказывает директор центра образовательной стратегии и методологии «Школа-парк» Ольга Леонтьева.

В федеральных образовательных стандартах заложены цели, которые для учителей остаются тарабарщиной, бессмысленным сочетанием букв и слов.

Цели общего образования

Если педагогов спросить, каковы цели среднего образования, многие ответят «правильно»: расскажут о личностных, метапредметных и предметных результатах и бодро перейдут к рассуждению о компетенциях XXI века.

Однако если сформулировать вопрос немного по-другому, переключив внимание на конкретный общеобразовательный предмет, становится понятно: цели обучения школьников остаются прежними, потому что в понимании учителей до сих пор связаны исключительно со школьной программой и ее освоением.

Правда, продвинутые педагоги расширяют собственное понимание цели обучения за счет включения активных способов работы (нужно научить делать…), внимания к эмоциональному состоянию учеников (проходя программу, дети должны радоваться), использования компьютерных технологий и других деталей самого процесса. Предметная составляющая при этом остается прежней. И это естественно.

Над определением компетенций XXI века упорно и безуспешно бьются ученые всего мира, а единого, принимаемого всеми определения до сих пор не существует.
Всем вроде бы понятно, что это означает, но… задача немного напоминает определение живого и неживого: мертвого коня на рынке никто не спутает с живым, однако дать удовлетворяющее всех определение жизни не получается. Точно так же краткую и удовлетворяющую всех формулировку целей общего образования найти трудно, вероятно — невозможно.

Впрочем, в рамках классно-урочной системы образования такое расхождение декларируемых и реальных целей вполне закономерно:

Взрослые учат детей тому, что будет спрашиваться как результат и проверяться на экзаменах, а не тому, что стоит на первом месте во ФГОС.
Дело в том, что структура закрытого учебного одновозрастного класса и предметные программы позволяют не учитывать наличие и развитие личностных и метапредметных результатов. При огромном желании обратить на них внимание, конечно, можно, но это вовсе не обязательно. А что не запрещено, то разрешено.

Ценности парк-школ

Методическое сопровождение проектов не классно-урочного образования «Школа-парк», которым я занимаюсь, заставило меня искать способы выведения педагогов на осмысление новых смыслов и ценностей в образовании, включающее и воспитание, и обучение.

Потому что учитель, оставивший для себя старые, предметно-знаниевые цели в обучении, очень быстро становится неуспешным в парковой образовательной системе: свободное перемещение детей по парк-студиям и целенаправленно сформированная разновозрастность лишают его малейшей возможности фиксировать продвижение к ним.

Достижение «освоения школьной программы» учениками парк-школ (на индивидуальном уровне) реально и возможно, но оно идет очень разнообразными путями.

Поэтому, сохраняя программу отдельных предметов общеобразовательного цикла как цель обучения, анализировать результаты своей работы просто не представляется возможным. Учитель начинает переживать, что «ничему не учит», у него опускаются руки.

Для того чтобы педагоги смогли организовывать открытые парк-студии, необходимо было отказаться от программно-предметного подхода.

Но как это сделать?

Все учителя получили образование в рамках классно-урочной системы, были достаточно (а многие даже очень!) успешны. Поэтому для начала мы предложили педагогам сформулировать (в любом виде, для самих себя) значимую цель обучения на каждой конкретной парк-студии. Чему ты учишь? Что в результате твои ученики должны знать/уметь?

Эти вопросы постоянно задавали мне мои учителя, Милослав Балабан (автор концепции «Школа-парк») и Александр Тубельский (директор школы, в которой проходил первый эксперимент «Парк открытых студий»).

Я пыталась найти ответы сначала самостоятельно, а через несколько лет — вместе с постоянными учениками парк-студии биологии, которую вела.

В результате мы разработали понятное для нас описание целей обучения и даже их приблизительную градацию по возрастным группам. Это описание не претендовало и не претендует на энциклопедическую точность, но поддерживает возможность успешно работать и учиться в открытой парк-студии.

Тогда, 17 лет назад, мы решили, что в рамках общего обязательного образования дети должны научиться:

  • наблюдать за естественными объектами (отдельно мы выделили наблюдение за своим телом и здоровьем);
  • замечать (в своем непонимании чего-то) и формулировать вопросы, касающиеся естественных объектов;
  • находить ответы на поставленные вопросы (экспериментально или используя информационные источники);
  • соотносить свои ответы на поставленные вопросы с ответами других людей;
  • переносить полученные выводы и наблюдения на новые естественные объекты;
  • доносить собственные наблюдения и выводы до других людей.

Наблюдать — спрашивать — находить информацию, проводить исследование и развивать свое личное знание — мыслить критически — расширять образовательное пространство — переносить знание и опыт на новые объекты — работать индивидуально и в группах…

Нетрудно заметить, что эти же навыки могут развиваться и использоваться и на других общеобразовательных предметах. При этом изменяется лишь объект наблюдений и анализа, а не смысл и цель обучения.

Работа над пониманием целей образования

Итак, работа над пониманием целей образования, связанных с отдельными предметами школьного цикла, сегодня проводится следующим способом.

1. Постановка вопросов

Сначала каждый педагог формулирует собственное представление о том, что для него означает «знание» (беру в кавычки, потому что под знанием мы понимаем не набор выдаваемой по запросу информации, а особый ментальный орган; преподаваемого предмета.

Цель формулируется учителем письменно и принимается коллегами без обсуждений.
В результате формируется набор самых разных, на первый взгляд, целей, на основании которых педагоги ставят для себя задачи обучения, отвечая на вопрос «что нужно сделать, чтобы достигнуть намеченной цели».

2. Новые задачи

При работе с детьми задачи педагога, а со временем и его видение целей обучения на студии, изменяются в зависимости от целей и задач детей, приходящих к нему на студию.

Дело в том, что изначально образовательные цели, поставленные взрослыми, почти всегда связаны с существующей школьной программой. А для каждого конкретного ребенка предметные цели и задачи стоят на последнем месте: гораздо важнее найти друзей и стать уважаемым членом в коллективе, чем научиться математике, биологии или английскому.

Если педагог не заметит и не учтет детские цели и задачи, его потенциальные ученики просто уйдут из этой парк-студии.
Поэтому учитель вынужден каждый раз ставить новые задачи и перед собой, и перед своими учениками.

3. Пересмотр цели

Изменение педагогических задач приводит к пересмотру изначальной цели.

Предметное содержание становится лишь материалом, на котором происходит обучение метапредметным навыкам и развитие личного потенциала каждого ребенка.

Например, учитель ставит перед собой цель студии словесности: научить детей грамотно писать. Задача (в конкретный день) — организовать процесс написания текстов с их последующей корректировкой. К нему приходят ученики, педагог предлагает написать текст, часть ребят просто уходят, некоторые пишут, педагог корректно и внимательно исправляет ошибки.

Дети вроде бы слушают его, но на следующую студию не приходят. Тем временем в другом пространстве школы они с удовольствием пишут друг другу письма, сочиняют сказки и рассказы. Да, в их текстах множество ошибок, но какое удовольствие ребята при этом получают!

Педагог изменяет свои задачи на следующей студии и предлагает детям найти ошибки в уже готовом тексте.
Те, для кого важно самоутверждение перед сверстниками, кто способен найти ошибки, с радостью соглашаются. Остальные сначала слушают, но потом уходят: для них эта работа откровенно скучна и незначима.

Похожие ситуации складываются день за днем: новые задачи для обучения грамотности — новые демонстрации безразличия к ним детей. А потом наступает момент, когда учитель перестает замечать детские ошибки и «вдруг» начинает читать детям сказку, предлагает ее переписать на современный лад.

Сочиняют все вместе, а записывает каждый столько, сколько может и хочет, основной текст пишет педагог.
Он еще не знает, что изменились его цели, они стали не предметными, а компетентностными: научить наблюдать (за ходом мысли автора текста) — работать в команде (всем вместе сочинять веселее) — формулировать свои идеи и мысли (чтобы было понятно всем, а не только тебе).

Итог

Некоторые дети (те, кому это по силам!) захотели выпустить написанную общими усилиями сказку в виде самодельной книги. Для этого им придется сказку переписать или перепечатать, в этот момент и начнется работа над грамотностью. Серьезная, настоящая работа — с теми, кто к этому уже готов.

Педагог в открытой, парковой образовательной системе постоянно находится в ситуации неопределенности. Это очень трудно, но именно неопределенность заставляет учиться, изменять себя и свое представление о мире.
В результате развивается знание-орган каждого учителя, а не через приказ «перейти на компетентностный подход» и «развивать навыки XXI века».