Один верит. Другой подозревает

Учитель

Взаимодействие педагогов и правоохранителей не ограничивается протоколируемыми процессуальными действиями. Оно гораздо шире.

Любопытный юридический факт, о котором знают не все учителя. В 2013 году в Уголовно-процессуальный кодекс РФ, в статью 5 «Основные понятия», добавлено понятие «педагог». «Педагог — педагогический работник, выполняющий в образовательной организации или организации, осуществляющей обучение, обязанности по обучению и воспитанию обучающихся».

Уголовно-процессуальный кодекс

При производстве следственных действий с участием несовершеннолетнего, не достигшего возраста шестнадцати лет, участие педагога или психолога обязательно (ст. 191, 425 УПК РФ). При допросе ребенка, не достигшего возраста четырнадцати лет, в суде участвует педагог (ст. 280 УПК РФ). А в уголовных делах о преступлениях против половой неприкосновенности ребенка участвует психолог (ст. 191 УПК РФ).
И школа, и полиция являются субъектами системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних. У школы и полиции одна цель — защита прав и интересов детей.
Зачем тогда педагогов и психологов включают в обязательном порядке в уголовный процесс?

У правоохранительных органов помимо заботы о детях есть еще некоторые внутриведомственные цели, например раскрывать преступления. Работа в правоохранительной системе приводит к серьезной профессиональной деформации — подозрительности, недоверчивости, давлению на собеседника. Чтобы оградить детей от недостатков правоохранительной системы, в уголовный процесс включаются независимые должностные лица из других ведомств — педагоги и психологи. К сожалению, часто учителя не справляются со своей функцией.
В уголовном процессе учителя имеют процессуальный статус специалиста и соответствующие права, обязанности и ответственность (ст. 58 УПК РФ).

Взаимодействие педагогов и правоохранителей не ограничивается протоколируемыми процессуальными действиями. Оно гораздо шире. Учителям приходится взаимодействовать не только с полицией, но и с сотрудниками Главного следственного управления Следственного комитета, прокурорами, судьями, а в некоторых случаях и с представителями других следственных органов.

Рассмотрим несколько случаев из практики

Объяснение

В одной школе директор потребовал от классных руководителей 5‑7‑х классов написать для полиции документ по образцу.

Начальнику ОП № 9999 МУ МВД
от ФИО, должность

Объяснение

Я являюсь классным руководителем 5‑го «А» класса МБОУ СШ № 9999. В моем классе обучаются 30 учащихся, из числа которых правонарушителей и состоящих на учете в полиции нет. Среди мальчиков данного класса, способных совершить преступление, а именно хищение велосипеда, нет.
Написано собственноручно.

Дата. Подпись

В этом образце объяснения было важное примечание: если в классе есть учащиеся, склонные к совершению подобных правонарушений (хищение велосипеда), указать Ф. И.
На первый взгляд безобидный документ. Почему бы не подписать? Но при вдумчивом рассмотрении выходит, что бумага глупая, безнравственная и опасная.
Документ глупый, потому что почти все мальчики и девочки способны украсть велосипед. У них есть для этого физические и интеллектуальные способности. Исключение составляют обучающиеся с глубокой умственной отсталостью и детским церебральным параличом — таких немного.
Документ безнравственный по двум причинам.

Во-первых, дети не нуждаются в оправдании. Невиновность является базовой правовой и нравственной нормой. Мы часто об этом забываем, поэтому процитирую всю статью 14 УПК РФ «Презумпция невиновности»:

  1. Обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном настоящим Кодексом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.
  2.  Подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения.
  3. Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого.
  4. Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.

Во-вторых, безнравственность документа выражается в предложении написать фамилии детей, которые склонны к краже велосипеда. Это безнравственно именно для учителя. В случае со следователем это нормально: его работа — подозревать. Работа учителя — верить. Верить в ребенка. Верить даже в ребенка, который неоднократно оступался. В этом суть воспитания. Учитель должен верить в лучшие нравственные качества, которые изначально есть в душе каждого ребенка. Учитель должен вселять эту веру в самого ребенка, в его родителей и во всех остальных.

Наконец, этот документ опасен для учителя. Если учитель написал, что в его классе нет детей, способных украсть велосипед, а позже было доказано, что именно его ученик совершил это преступление, то что? Учитель покрывал кражу? Учитель давал заведомо ложные показания?
Со стороны следователя просьба написать такой документ вполне нормальна. Полицейскому нужно отчитаться о проделанной работе, приложить бумажки к материалам дела. Со стороны педагогов профессиональным является решение — твердо отказаться писать эти объяснения, потому что они бессмысленны, безнравственны и опасны.

Напишите, что ребенок лжет

Одна из самых частых просьб следователей к психологам — определить, лжет ребенок или нет. Профессиональный ответ заключается в том, что не существует методов определения лжи.
Даже полиграф (детектор лжи) не выявляет ложь. Он лишь фиксирует некоторые физиологические проявления дыхания, сердцебиения и кожи. На их основе делаются косвенные предположения о ложности и правдивости показаний. Научно доказано и общепризнано, что значительная доля заключений экспертов-полиграфистов является ошибочной.
Обычно следователей такое объяснение не останавливает. Приведу реальный диалог. Капитан полиции обращается ко мне:

— Определить ложь нельзя. А вы можете написать, что ребенок склонен ко лжи или склонен к фантазированию?
— Нет, так я написать тоже не могу.
— А почему? Все психологи, с которыми я работала, писали это в своих заключениях.
— Я ничего не могу сказать про других психологов. Склонность ко лжи, как и саму ложь, невозможно измерить психологическими методами, поэтому я не могу делать выводов на этот счет.

Утверждение о склонности ребенка ко лжи безнравственно. Подобное утверждение так же неэтично, как и утверждение о склонности ребенка к хищению велосипеда. Такое утверждение означает полную утрату профессиональной позиции педагога и детского психолога. Я верю, что ребенок, как и всякий человек, склонен к правде, добру и красоте. Под этим я готов подписаться. Эту веру я внушаю всем окружающим.
При вере в склонность ко лжи и воровству следственные действия и наказания возможны, а воспитание невозможно. В этом принципиальное отличие учителя и следователя.

Просьба следователя подписать протокол

Участие педагога или психолога в следственных действиях с участием несовершеннолетних обязательно. Иногда бывает так, что следователь «не смог» или «не успел» обеспечить участие учителя в следственных действиях. Следственные действия провел, но без педагога. А подпись педагога в протоколе должна быть.
В этом случае следователь обращается к педагогу или психологу с просьбой подписать протокол, как будто он участвовал в этом следственном действии.
Профессиональное и нравственное решение учителя — отказать. В следующий раз следователь сможет и успеет обеспечить участие педагога в уголовном процессе.

Просьба следователя выйти

Я как психолог участвовал в допросе потерпевшего-ребенка по делу о половой неприкосновенности. Когда ребенок начал описывать непосредственно сексуальный акт с обвиняемым, следователь обратился ко мне:

— Кирилл Евгеньевич, ребенок стесняется при вас рассказывать. Выйдите, пожалуйста.
Я обратился к несовершеннолетней:
— Ты стесняешься при мне рассказывать?
— Нет, — спокойно ответил ребенок.
— Она не стесняется. Я останусь.
Когда допрос завершился и ребенок ушел, я обратился к следователю:
— Мое участие в допросе является обязательным. Пожалуйста, больше никогда не просите меня выйти.
Больше следователь никогда не просила меня нарушать нормы УПК.

Профессиональная позиция детского психолога проста: я не имею права оставить ребенка один на один со следователем и не могу подписывать протокол допроса, в котором я не участвовал.

Запрос прокуратуры по сайтам

В Главное управление образования города поступило письмо от прокуратуры. Прокуроры решали вопрос про некоторые группы ВКонтакте, которые распространяли антиобщественные взгляды среди детей. Прокурор просил сотрудников системы образования высказать свою позицию относительно влияния информации этих групп на психику детей и подростков.
Я, конечно, могу порассуждать о влиянии этих мрачных сообществ ВКонтакте на детскую психику. Но эти рассуждения не будут профессиональными. У меня нет методологии и методики оценки влияния сайтов на психику ребенка.

Профессиональный ответ на этот запрос должен выглядеть примерно так:
Согласно статье 17 Федерального закона от 29.12.2010 № 436‑ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» экспертиза информационной продукции проводится экспертом, экспертами и (или) экспертными организациями, аккредитованными уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти.

Среди педагогических работников муниципальных образовательных учреждений города нет аккредитованных экспертов, имеющих право осуществлять экспертизу информационной продукции.
Также профессиональные стандарты педагога, педагога-психолога и других педагогических работников не предусматривают трудовой функции по проведению экспертизы информационной продукции.
Таким образом, поставленный вами вопрос находится вне профессиональной компетенции сотрудников подведомственных учреждений.
Отказаться отвечать по существу на вопрос следователя по причине нахождения поставленного вопроса вне профессиональной компетенции — это нормально. А пытаться отвечать на вопрос, в котором вы не разбираетесь, напротив, ненормально, непрофессионально и даже опасно (ст. 307 УК РФ «Заведомо ложные показание, заключение эксперта, специалиста или неправильный перевод»).

Резюме

Следователь осуществляет профилактику и наказывает. Учитель воспитывает. Следователь подозревает. Учитель верит.

У сотрудников правоохранительных органов важная и трудная работа. У педагогов — тоже. Учителям не нужно отказываться от своей профессиональной позиции, взаимодействуя с правоохранителями. Иногда можно отказывать следователям в их просьбах. Иногда нужно идти на конфронтацию. Это вызывает уважение. В первую очередь у самих следователей.