Евгений Ямбург комментирует заявление министра просвещения Ольги Васильевой о дефиците школьных учителей

Униженный

По словам Ольги Васильевой, в российских школах работают порядка 1,5 миллиона учителей и еще «процентов десять» не хватает.

Заслуженный учитель России, доктор педагогических наук, член-корреспондент РАО, директор школы № 109 города Москвы Евгений Ямбург прокомментировал это заявление.

— Во-первых, ситуация в разных регионах страны очень разная. В Москве нормально укомплектованы педагогические кадры. Я могу назвать ещё ряд регионов. А в других — нехватка дикая. Первая причина — это, конечно, очень разный уровень заработной платы учителя. Здесь нужно обратиться к майским указам президента. Там чётко было сказано: заработная плата учителя должна быть не ниже средней по региону. Внимание! Регионы — разные. Есть регионы — доноры, где приличный средний уровень зарплат. А есть регионы дотационные. Второе. Выплата зарплаты бюджетникам входит в круг компетенции субъекта федерации, поэтому за один и тот же труд в крупных городах учителя получают от 50 до 70 тысяч рублей, а за ту же работу в Брянске — 15 тысяч, в Екатеринбурге — 35 тысяч.

Дело в том, что в Указе говорится не о ставке педагога, а о заработной плате, которая не должна быть ниже средней по региону. Это очень жёстко мониторится — ни один директор не имеет права заплатить меньше. Но, если за 18 часов, которые составляют ставку учителя, это не получается, то учителя вынуждены брать и 35, и 50 учебных часов в неделю. На качестве преподавания, естественно, это сказывается отрицательно.

Ситуация по стране очень неравномерная. Я не очень себе представляю, как можно выровнять положение, не отменяя полномочия субъектов. Субъекты можно понять: у каждого губернатора масса «дырок» — это и здравоохранение, и образование, и силовики… как писал Окуджава «пряников сладких всегда не хватает на всех».

Поэтому я согласен с мнением министра — нехватка педагогов ощущается. А вот в Москве сложно устроиться на работу учителем — все на своих местах. Идут способные молодые ребята, современные. Потому что их зарплата приличная, позволяет содержать семью и работать интересная.
— Это наша специфическая проблема? Или в Европе система образования сталкивается с подобными трудностями?

— Я достаточно хорошо знаю и немецкую систему образования, и шведскую. И должен сказать, что такой централизации как у нас, нет нигде. Нигде учителя не получают бешенные деньги. Всегда это довольно скромно, но достаточно для поддержания нормальных, достойных условий жизни. При всей дифференциации. Я видел в Швеции, когда молодая девочка подрабатывала официанткой в свободное от работы время. А основная работа — учительница в школе.

— В России образование относится к категории услуг. Влияет ли это на социальный статус учителя?

— Конечно, влияет! Но я бы говорил не о социальном статусе, а подобрал бы другой термин — престиж учителя в обществе, в общественном сознании. Тут нельзя путать две вещи: когда мы говорим об образовательных услугах — это бухгалтерский термин, финансовый. Для того, чтобы начислять зарплату, надо многие вещи считать. Но сам термин «услуга» в той атмосфере, в которой мы живём, поставил учителя в униженное положение. Кстати, министр часто об этом говорит. Учитель — как официант: подай, принеси. И, конечно, это унижает. Мы не идеальные, но человек вообще не идеален, ни в одной профессии нет идеальных людей. Но, перефразирую знаменитые стихи «Не смейте обижать учителей», я бы сказал «Не смейте унижать учителей»! При всех ошибках, униженный учитель никогда не сможет воспитать ребёнка, который уважает собственное достоинство.

Такая проблема есть. Многие родители считают, что школа — это сфера обслуживания, диктуют свою волю, часто неквалифицированную и достаточно субъективную.
Поэтому, говоря о том, как изменить ситуацию в школе с нехваткой учителей, надо думать не только о достойных зарплатах, но и об атмосфере в обществе и поддержке престижности одной из самых сложных профессий.