Будут ли учить будущих педагогов вести онлайн-уроки? 

Звонок

В каких вузах появляются «ЕГЭ для учителей»? И куда сложнее поступить: на учителя или нефтяника? Об этом «Российской газете» рассказал ректор МГПУ Игорь Реморенко.

— Игорь Михайлович, ваши студенты сейчас заменяют учителей из зоны «коронавирусного» риска. Как совмещать учебу в вузе и работу в школе?

Игорь Реморенко: Мы не снимаем студентов с занятий ради работы в школах. В этом семестре у нас и так стояла плановая практика. Но проходит она уже в новой реальности. Примерно 170 наших ребят ассистируют в классе учителям, которые ведут онлайн-уроки из дома. Основной материал дает опытный учитель, подключаясь к школе по видео, а студент помогает детям выполнять задания, письменные работы, отвечает на вопросы школьников, обсуждает с ними материал. Это форма «живого» сопровождения дистанционных уроков. Такая практика смешанного обучения у нас впервые.

— Нужно ли теперь учить каждого студента педвуза вести онлайн-уроки?

Игорь Реморенко: Они действительно все чаще будут сталкиваться с дистанционными уроками. И учить студентов работать в таком формате, безусловно, нужно. Но резко перекраивать образовательные программы, и тем более делать это «в пожарном режиме» я бы не стал. Мы и раньше учили ребят работать в «цифре» — эта практика им знакома. Плюс ко всему они сейчас учатся дистанционно, разрабатывают свои «лайфхаки» и методики для онлайн-уроков. И даже модельные учебные занятия — тоже ведут в Сети.

— Модельные занятия — что это такое?

Игорь Реморенко: Студент готовит свой урок по какой-либо теме школьной программы, а затем проводит его для всего «класса», где ученики — такие же студенты. Занятие анализируют «внешние» преподаватели и эксперты, оценивают его по разным параметрам. Это такой прообраз будущего квалификационного, практического экзамена для учителей.

А еще модельное занятие — одно из трех испытаний, которое дает выпускнику возможность получить сертификат «Московский учитель». Он подтверждает, что молодой специалист действительно имеет навыки преподавания «выше среднего» и хорошо знаком со столичной системой образования. Сертификат также дает выпускнику ощутимую прибавку к будущей зарплате (московские школы специально получают на это субсидию) и год бесплатной как бы «гарантийной поддержки» от нас — то есть всю методическую помощь от преподавателей МГПУ. Чтобы его получить, нужно не только провести модельное занятие, но и сдать серьезный предметный экзамен и пройти собеседование с завучем или директором одной из московских школ.

— Студентам других педвузов нужен такой практический экзамен на «вход в профессию»?

Игорь Реморенко: Здесь решение будет принимать федеральное министерство просвещения. Суть в том, что квалификационный экзамен не должен заменять внутреннюю оценку вуза: студенты все равно сдают ГОСы, пишут и защищают дипломы. Но было бы правильно, если бы кроме внутренней оценки у педвузов была бы еще и внешняя оценка. Это стало бы для них дополнительным источником информации о качестве подготовки выпускников.

— В этом году по среднему «бюджетному» баллу ЕГЭ вы обогнали много крупных столичных вузов: инженерных, медицинских и даже один «нефтяной» университет. Как так получилось, что будущему педагогу теперь нужно быть более конкурентоспособным, чем нефтянику?

Игорь Реморенко: Средний балл ЕГЭ в этом году вырос во всех педагогических вузах. И это связано не только с ростом популярности профессии учителя. Растет доля абитуриентов, которым интересно осваивать систему «человек-человек», работать с людьми, уметь общаться и кооперироваться. Педагогическое образование дает востребованные навыки, освоив которые, можно работать в совершенно разных гуманитарных сферах. Не только в школе, но и в политике, в торговле, в культуре и даже в финансовом консультировании.

— Выпускники, которые к 11 классу так и не определились с будущей профессией, часто поступают в «пед», но работать в школы потом не идут. Разве это хорошо?

Игорь Реморенко: Я бы не сказал, что это плохо. Специальной цели загнать всех выпускников в школы мы не преследуем. Сегодня время профессионального самоопределения сильно удлинилось. К концу 11-го класса только 10–15% ребят точно определяются с будущей профессией. А фактически большая часть студентов лишь после второго курса начинают понимать, что же им на самом деле интересно. И это нормально: дети ищут себя, у них все больше возможностей подумать, кем они хотят быть, и чем заниматься. Высшее образование должно под это адаптироваться!

Должны быть разные программы. Одни — для тех, кто закончил профильные классы, кто уже «загорелся» какой-то сферой. Но должны быть программы и более общие, которые помогают ребятам попробовать себя, выбирать, наращивать определенные смыслы. Как правило, в мире такой общий бакалавриат называется Liberal Arts. После него — уже в магистратуре — обретается более «жесткая» профессия.

— В 2021 году многие вузы будут вести набор на укрупненные группы специальностей. Это как раз движение в ту сторону?

Игорь Реморенко: Да. Ребята, которые поступят на такие программы, на первом-втором курсе будут проходить более общую подготовку, а к третьему смогут определиться с профилем. Например, будущих учителей начальной школы и воспитателей детского садика мы набираем на одну программу, которая называется «педагогическое образование». По такому же принципу будет набор на иные программы, когда, например, к третьему курсу студенты определятся, станут они учителями истории и иностранных языков, или — истории и обществознания. То же самое — с будущими учителями информатики и технологии, математики и физики и так далее.

— А если к третьему курсу учителями началки захотят быть все студенты из группы, а воспитателей будет недобор? Ребят ждет внутренний конкурс?

Игорь Реморенко: Да, есть разные параметры, по которым он проходит. Сначала выделяется некоторое количество мест на том и другом направлении, учитывается нагрузка преподавателей и мнение студентов. Мы делаем что-то вроде переводных экзаменов, например сдается предметный тест, получается такой «ЕГЭ для учителей» в конце второго курса. И по результатам того экзамена смотрим, какая программа больше подходит для студента. Гибкость программ и возможность сменить профиль по ходу обучения — один из самых технологически сложных принципов в современном обучении.

Как будут учить педагогов в регионах

Минпросвещения планирует серьезно обновить содержание вузовских программ для подготовки будущих педагогов и выстроить единую систему научно-методического сопровождения учителей. Школы, педагогические колледжи, вузы, институты повышения квалификации — все будет работать в единой системе.

Так, планируется, что практика в педвузах минпросвещения может начинаться уже с первого курса — на площадках базовых сильных школ. А программы для будущих учителей синхронизируют с современными стандартами школьного образования. Ведомство будет создавать образовательные «Кванториумы» — педагогические технопарки, которые познакомят студентов с новейшим учебным оборудованием и технологиями.

— Задача — оснастить педагога современными методиками, подходами, инструментами, — рассказал на коллегии ведомства директор департамента подготовки и профессионального развития педагогических кадров минпросвещения Андрей Милехин. — Необходимо построить объективную систему оценки качества педагогического образования. В том числе — через участие студентов в процедуре «внешней» оценки профессиональных компетенций по федеральным контрольно-измерительным материалам в период государственной итоговой аттестации.

Программы для будущих учителей синхронизируют с современными школьными стандартами

После выпуска студент три года считается молодым специалистом, и в это время его должен сопровождать опытный педагог. Координировать всю работу по научно-методическому сопровождению и повышению квалификации учителей будет федеральная Академия просвещения. Будет создан федеральный реестр программ. А региональные центры непрерывного повышения профмастерства педагогов, которые создаются сейчас в рамках нацпроекта «Образование», помогают педагогам на местах, готовят муниципальных тьюторов из числа лучших учителей.

В прошлом году в России было открыто уже 56 таких центров. К концу 2020 года в 10 регионах будут работать еще 20. Один из них недавно открылся в Самаре. В нем есть зона сертификации и комнаты для обучения: лекторий, медиатека, компьютерные классы и кабинет-трансформер с мультимедийной техникой. Здесь педагогов знакомят с виртуальной реальностью, учат работать в «цифре» и создавать индивидуальные программы. До конца 2020 года в самарском центре повысят квалификацию 1800 педагогов.

На учебу уже записались учителя из борской школы N1, где в этом году открыли два мультимедийных кабинета: с современными ноутбуками и интерактивной доской, на которой нужно писать специальным маркером. Исправить ошибку на ней можно, нажав одну кнопку на экране. Так что, по словам директора Веры Бердниковой, новые знания педагогам сейчас действительно очень нужны.

— Важно создать систему поддержки каждого учителя. Особенно тех педагогов, кто испытывает какие-то затруднения в работе, — считает заместитель министра образования и науки Самарской области Ольга Лысикова. — В новом центре педагоги смогут получить квалифицированную помощь, устранить пробелы в своей подготовке.

Еще один Центр непрерывного повышения профмастерства педагогов в рамках нацпроекта «Образование» открылся в Красноярске. Мастер-классы, воркшопы и тренинги для учителей здесь будут проходить в стиле хай-тек. Для этого закупили интерактивные доски, видеостены и ноутбуки. Чему здесь учат? Вот лишь несколько программ: «Как решать конфликты в школе», «Как работать с жалобами родителей», «Как повысить концентрацию ребенка на уроке», «Программирование», «Проектная работа со школьниками», «Современные технологии воспитания», «Цифровая грамотность»…

Причем последняя программа — суперпопулярная. По словам ректора краевого института повышения квалификации Елены Чигановой, большинство учителей региона — люди старшего возраста. И новые навыки для «дистанционки» им нужны именно сейчас.