Мы посвятили несколько тем изучению информационной культуры как нового для нас элемента публичной информационной деятельности ОО в сети Интернет. И теперь настало время использовать эти знания для того, чтобы понять и разобраться в том, что же будет делать и как будет «работать» этот элемент в системе.
Для этого в структуре мы сосредоточим внимание на порой не замечаемых нами, практиками, но очень важных и необходимых «тружениках» системы. Речь пойдет о связях, а конкретно о связях информационной культуры с другими элементами публичной информационной деятельности ОО.
И в череде «открытий чудных» перед нами предстанут в этой теме вопросы культуры обращения с информацией о деятельности ОО и культуры публичности образовательной организации.

Решая ставшие уже привычными в нашей практике задачи информационной открытости и приступая к продумыванию информационной политики образовательной организации, мы порой не считаем для себя важным обратить внимание на модели информационных коммуникаций, в формате которых осуществляется публичная информационная деятельность наших ОО в сети Интернет.
Да и такой выбор, как правило, перед нами не стоит, поскольку мы решаем задачу информирования о деятельности ОО, а значит, должны передать информацию от источника к получателю. Такая модель информационных коммуникаций прочно утверждается в нашей практике. И мы даже не задумываемся о том, что этот формат информационного взаимодействия знаком человечеству с далеких времен.
Неужели в нашу информационную эпоху ничего не изменилось, и мы по-прежнему работаем по модели коммуникаций, предложенной еще Аристотелем? Задавшись этим вопросом, мы не только узнаем много нового о современных моделях информационных коммуникаций, но и отрефлексируем свой опыт информирования о деятельности ОО.

Для нас, живущих в современную эпоху, понятие «информационные отношения» становится привычным и будничным. И в круговерти информационных потоков и обменов информацией, нам уж совсем не досуг погружаться в изучение смыслов и значений этих, как написано в словарях, «особых» отношений, и уж тем более, в особенные культурные аспекты коммуникаций, составляющих эти отношения.
И произнося налету заимствованное из английского языка, и ставшее привычным в нашем лексиконе слово «коммуникация», мы теряем его смысловую основу, ограничиваясь значением передачи информации (communicatio  лат. сообщение, передача).
Об утрате каких смыслов в нашем понимании информационных коммуникаций идет речь? Ответить на этот вопрос нам поможет еще одно значение: communicare  лат. делать общим; сообщать, соединять. О том, что делается общим и кто соединяется в структуре информационной коммуникации, мы и будем разбираться.

В нашей управленческой и педагогической практике мы часто используем понятия «участники образовательных отношений» и «участники отношений в сфере образования», пришедшие в наш лексикон из Закона об образовании в Российской Федерации.
Нам, руководителям и педагогам ОО, хорошо знакомо их нормативное значение. Мы, участвуя и создавая взаимодействия в процессе деятельности наших школ, детских садов, домов творчества и т. д., пытаемся прояснить для себя психолого-педагогическое значение понятия «отношения». Решая актуальные ныне вопросы информатизации и цифровизации, мы проектируем и выстраиваем информационные отношения между участниками образовательных отношений, отношений в сфере образования.
И в этом потоке сложных задач и многотрудных дел, в которые мы погружены, какой-то незаметной и не значимой для нас оказывается культура отношений. Именно поэтому погружение в изучение информационной культуры мы начинаем с того, что ставим вопрос культуры отношений на первый план.

В системе новой для образовательной организации публичной информационной деятельности в сети Интернет появился новый элемент  «информационная культура ОО». Какую роль он будет играть, и какие функции ему предстоит исполнять в системе?
Прежде, чем мы сможем приступить к ответу на эти сложные вопросы, нам предстоит прояснить для себя суть и сущность самого понятия «информационная культура». И на этом пути познания мы встретимся с рядом препятствий, связанных с кажущейся простотой соединения «информации» и «культуры» в новое понятие.
Разглядев в этом простом сложении только культуру обращения с информацией, и сведя ее к уже привычному для нас термину «ИКТ-компетентность», мы рискуем не распознать в сущности информационной культуры нечто большее, ценное и очень важное