Информационная культура образовательной организации: какие модели информационных коммуникаций мы выбираем?
  • И вновь предостерегаем себя от рисков «бескультурной» информатизации
  • Модели социальных коммуникаций от Аристотеля до наших дней
  • Развиваем информационную культуру, преодолевая коммуникативные барьеры
  • Делаем вывод: информационная культура — это не «сложение» информации и культуры, это -…

И вновь предостерегаем себя от рисков «бескультурной» информатизации

В предыдущей теме мы обращались к вопросам информационных отношений и информационных коммуникаций, продолжая свое изучение=исследование информационной культуры ОО [1].

изображение

И поскольку в этой области изучения информационной культуры «царит» информационная составляющая культуры, то мы, живущие в условиях быстро развивающегося информационного общества, вновь оказываемся во власти тенденции «выхолащивания смыслового содержания культуры процессами информатизации» [2]. И для нас очень велик соблазн видеть в информационной культуре только процессы формирования информационных отношений как современных способов передачи информации, и информационные коммуникации представлять как модели информирования, в которых участвует источник и получатель информации.

изображение

Поэтому мы вновь, и вновь предостерегаем себя от этих рисков, которые для себя определим так: риски выхолащивания культуры в информационной культуре, или, перефразируя А. Н. Леонтьева, как риски обогащения информацией при обнищании культуры.< /p>

изображение

Резко, дерзко и явно Алексей Николаевич Леонтьев в своих записках о будущем нашей науки венчает этику и психологию. В беседе с В. Ф. Тендряковым он пишет о губительности для человеческой души последствий «бюрократизации» выполняемых человеком функций — ролей, власти социальных ролей над человеком (подчеркнем, человеком, а не личностью). «Ситуация конвейера уже понята, а эту еще предстоит понять… — обнищание души при обогащении информацией».

Слова А. Н. Леонтьева об обнищании души при обогащении информацией — это убийственная этическая диагностика безликого накопления знаний, по существу, приговор безличным системам образования в двадцатом столетии.

А. Г. Асмолов [3]

И это предостережение себя от рисков «бескультурной» информационной «как бы» культуры поможет нам в преодолении все явно проявляющей себя проблемы, связанной с ИКТ-технологиями, которую можно условно определить как технологии ради технологий. Проявление этой проблемы мы видим и когда осваиваем новые информационно-коммуникационные технологии ради того, чтобы «иметь галочку» об их использовании в наших ОО.

И действуя в рамках этого сугубо технологического подхода, вооружаясь современными ИКТ-технологиями, мы продолжаем действовать как механические исполнители функции информирования о деятельности ОО: информацию передал — информацию получил.

изображение

Устранению подобного крена в «бескультурную» информатизацию нам поможет, во-первых, восстановление ментальной картины «устройства» информационной культуры, в которой связующим звеном становятся социальные отношения, развивающиеся в культуре социального диалога и формирующие современные информационные социальные коммуникации.

изображение
изображение

Социальная коммуникация — процесс взаимодействия субъектов в обществе, целью которого выступает достижение взаимопонимания;
формой — совместная деятельность участников взаимодействия, в ходе которой осознаются потребности коммуникации, согласуются личные и общественные интересы, вырабатываются общие образцы поведения;
содержанием — производство, обмен, потребление и использование информации.
Социальная коммуникация выступает как один из базовых механизмов и неотъемлемая составляющая социального процесса, обеспечивая саму возможность формирования социальных связей, управления совместной жизнедеятельностью людей и регулирования ее отдельных областей, накопление и трансляцию социального опыта. [4]

Во-вторых, через понимание сути социальных коммуникаций нам предстоит разобраться в том, как «устроены» современные модели социальных коммуникаций, в которых информация не только передается и сообщается, но и становится той общей материей, которая объединяет участников коммуникаций.

изображение

Модели социальных коммуникаций от Аристотеля до наших дней

Изучение моделей социальных коммуникаций мы действительно начнем с углубления в древние времена. И первой моделью, с которой мы будем знакомиться, станет для нас модель Аристотеля.

изображение

Ответ на недоуменный вопрос «Почему именно с Аристотеля мы начинаем погружение в изучение моделей коммуникаций?» мы получим, читая увлекательный учебник М. А. Василика «Основы теории коммуникации» [5].

изображение

В арсенале коммуникативистики огромное количество моделей, каждая из которых по-своему отражает структуру, элементы и динамику процесса коммуникации. Большинство из них было создано в ХХ в.
Но первая из известных моделей была предложена еще Аристотелем.

Модель Аристотеля. В «Риторике» древнегреческий философ писал: «речь слагается из трех элементов: из самого оратора, предмета, о котором он говорит, и из лица, к которому он обращается: оно-то и есть конечная цель всего (я разумею слушателя)» /Аристотель. Поэтика. Риторика. СПб., 2000. С. 99). …

Данная модель универсальна — она отражает коммуникативный акт как в устной, так и в письменной формах. В этом акте выделяются три основных элемента коммуникации:
Оратор — Речь — Слушатель.

Эти элементы, хотя и в измененном виде, воспроизводятся и в последующих моделях коммуникации.

М. А. Василик [5, С. 126–127]

И действительно, эти базовые элементы, которые выделил Аристотель в IV веке до нашей эры, сохранились во всех последующих моделях коммуникации, в чем мы уже могли убедиться, знакомясь в предыдущей теме [1] с моделью Шеннона и Винера, в которой выделяются источник информации, сообщение, получатель информации и т. д.

В середине ХХ века американским исследователем, психологом, социологом и политологом Гарольдом Лассуэллом была представлена модель коммуникационного процесса, которая в дальнейшем стала широко используема. В различных учебниках и пособиях по изучению теории коммуникации ее называют «пентадой» Лассуэлла (1948).

изображение

Свою статью «Структура и функции коммуникации в обществе» Г. Лассуэлл начал словами, ставшими известными среди специалистов во всем мире, как формула или «пентада» Лассуэлла:

«Самый удобный способ описания процесса коммуникации состоит в ответе на следующие вопросы:

1) Who? Кто сообщает, 2) Says What? Что сообщает, 3) In Which Channel? По каким каналам сообщает?, 4) To Whom? Кому сообщает?, 5) Which What Effect? С каким эффектом сообщает?»

Е. В. Ахмадулин [6]

изображение

Через 20 лет Г. Лассуэлл внес изменения в предложенную модель, дополнив ее вопросами о том, с каким намерением?, в какой ситуации? и с какими ресурсами? осуществляется информирование, на какую аудиторию информирующий оказывает влияние?, какую стратегию для этого использует и каких результатов достигает информирование? [6] .

изображение
изображение

Однако сущность «пентады» и внимание к ней остались неизменными. Формула Лассуэлла по-прежнему привлекает своей стройностью, завершенностью, она проста, лаконична и достаточно полно описывает основные компоненты коммуникативного процесса. В ней дана последовательность элементов в системе и вскрыта их взаимозависимость; предложена столь необходимая терминологическая унификация (процесс коммуникации: от «коммуникатора» исходящее «сообщение», распространяемое или направляемое по «каналу» к «реципиенту» и т. д.). При этом логически вытекает необходимость дифференцированного подхода: изучения позиции коммуникатора, характера сообщения, специфики канала, реакции аудитории.

Е. В. Ахмадулин [6]

Для нас, изучающих модели социальных коммуникаций, принципиально новым и важным в измененной модели коммуникации Г. Лассуэлла являются позиции, связанные с целевыми установками информирующего и условиями, в которых осуществляется коммуникация.

изображение

Вопрос с каким намерением? — ключевой.

Только уяснив истинную цель коммуникации, можно говорить о подборе адекватных этой цели средств (коммуникатора, сообщения, канала), о выборе целевой аудитории и т. д. Четкое осознание цели (информирование, инструктирование или же мотивирование аудитории) определяет соответственно и подбор основных компонентов коммуникации как условие ее эффективности….

Ответ на вопрос в какой ситуации? связан с определением того, в какой ситуации — благоприятной, неблагоприятной или нейтральной — осуществляется коммуникативный акт. При этом необходимо установить наличие естественных и искусственных барьеров между коммуникатором и аудиторией, которые препятствуют доведению информации до адресата, и попытаться минимизировать их влияние.

М. А. Василик [5, С. 130]

изображение

Вопрос о барьерах, а точнее, о коммуникативных барьерах для нас становится очень важным, поэтому мы посвятим ему следующую часть нашего разговора. А сейчас, двигаясь дальше в изучении измененной модели коммуникации Г. Лассуэлла, мы от вопроса, связанного с условиями, перейдем к вопросу о ресурсах, с помощью которых осуществляется целенаправленное информирование.

изображение

Отвечая на вопрос с какими ресурсами?, надо знать, что к ресурсами коммуникации относят как самих специалистов-коммуникаторов, так и… информационные средства, которыми они располагают, а также эффективные коммуникативные технологии, приемы, методы и т. д.

М. А. Василик [5, С. 130]

изображение

В новую модель коммуникации были внесены изменения в вопрос «кого информирует?». Теперь акцент поставлен на выяснении специфики целевой аудитории, к которой обращается информирующий, что в свою очередь требует выбора стратегии информирования, ориентированной на конкретную целевую аудиторию.

изображение

В вопросе, завершающем цикл коммуникационного процесса, наряду с эффектом появилась позиция, отражающая результат информирования. При этом, заметим, что акцент ставится на результате и эффекте, которые достигаются совместными усилиями участников коммуникации в процессе их осмысленного взаимодействия с информацией.

изображение

Отвечая на вопрос с каким результатом?, мы подразумеваем оценку итога совокупных усилий участников коммуникационного процесса. Коммуникация результативна, если поставленные цели реализованы в установленные сроки и с наименьшими издержками.
Коммуникативная эффективность обусловлена изменением в знаниях и установках, убеждениях или поведения получателя информации.

М. А. Василик [5, С. 130]

изображение

И вот теперь, когда мы прояснили для себя «устройство» одной из самых распространенных в теории и практике модели коммуникации, давайте сделаем важные для себя выводы.

изображение

Изучаемая нами модель коммуникаций, безусловно, «не из простых». Но так ли уж не нужны нам, практикам, руководителям ОО и педагогам, эти новые знания?

Для ответа на этот вопрос представим свою практическую «картину» реализации этой модели коммуникаций в процессе решения поставленной перед всеми образовательными организациями задачи информационной открытости. Для этого поставив себя на место тех, кто информирует (образовательная организация как коллективный субъект деятельности, руководство и педагоги ОО) , допишем свою траекторию движения по изученной нами модели коммуникаций.

изображение

Успешно справившись с ответом на вопрос «Кто информирует?», мы переходим к ответу на второй «теоретический» вопрос: «С каким намерением, с какой целью информируем?», который в практике нашей работы либо так и остается не проясненным для нас самих, либо ограничивается достаточно распространенной формулировкой: Информируем, потому что этого от нас требуют органы управления и надзора…

изображение

Зато в ответе на третий теоретический вопрос, многие руководители и педагоги сразу отмечают и выделяют плохие, трудные, недостаточные условия, в которых им приходится действовать. Однако при этом мало кто из наших коллег обращает внимание на то, что в теоретической модели принципиальным является вопрос о понимании нами, теми, кто информирует, негативных условий как коммуникативных барьеров. Речь идет о барьерах, которые препятствуют не только доведению информации до ее получателей, но и восприятию ими той информации, которую мы доводим до их сведения.

изображение

На вопрос «О чем информируем?» многие из руководителей отвечают, исходя из целевых установок: — Информируем о том, что от нас требуют! И поскольку требования касаются, прежде всего, размещения в открытом доступе обязательных для всех ОО «Сведений об образовательной организации» на официальном сайте ОО, то вопрос «по каким каналам, с помощью каких информационных ресурсов?» решается сам собой.

изображение

Отвечая на вопрос о технологиях и ресурсах информирования, многие руководители ОО укажут, прежде всего, на модератора официального сайта, благодаря которому в ОО решаются задачи информационной открытости.
Для значительного числа руководителей изыскание и наличие такого кадрового ресурса явилось трудно преодолимой проблемой. И поручив модератору ведение официального сайта, мало кто из директоров и заведующих озаботился вопросом о том, какими технологиями информирования (именно информирования, а не сайтостроения и организации работы сайта) этот специалист владеет. И уж тем более эти вопросы изучения эффективных технологий информирования многие руководители не относят к своей компетентности, к области нужных им самим компетенций.

изображение

В ответе на вопрос о целевой аудитории информирования для многих руководителей приоритеты расставлены достаточно ясно и соответствуют они целевым ориентирам на исполнение требований. Поэтому первостепенное внимание уделяется той части целевой аудитории, от которой исходят эти требования — органам управления и надзора. А далее «по остаточному принципу» в поле внимания информирующих попадают участники образовательных отношений в ОО.

изображение

Поэтому и вопрос о стратегии информирования перед нами, руководителями ОО, как правило, и не стоит. Ну, а если мы все-таки попытаемся ее сформулировать, то наш ответ на этот вопрос получается таким: сначала и прежде все мы выполняем возложенные на нас требования к информационной открытости ОО, а затем (если останутся силы) мы будем думать о реализации информационных потребностей участников образовательных отношений.

изображение

И завершая круг вопросов в модели коммуникаций, мы оказываемся перед необходимостью ответить на сущностный и существенный вопрос о результатах и эффектах информирования.

Несмотря на то, что многие из наших образовательных организаций могут «поставить себе галочку» о выполнении требований, тем не менее, большинство из них не могут быть уверены в достижении социальных эффектов информирования. А ведь речь идет о взаимопонимании между участниками образовательных отношений как главной цели коммуникаций, о социальном доверии к деятельности ОО, о формировании позитивного имиджа нашей ОО как компетентной организации, способной ставить и решать сложные задачи образования.

изображение

Поэтому делая выводы по итогам изучения модели коммуникаций и нашей практики информирования о деятельности ОО, мы еще и еще раз заостряем наше внимание на том, что:

изображение создавая сайты и размещая на них информацию об ОО без должного целевого ориентирования и технологий информирования (и в первую очередь, коммуникативных технологий взаимодействия со своей целевой аудиторией), мы не сможем добиться социальных эффектов информирования.

Развиваем информационную культуру, преодолевая коммуникативные барьеры

Сделав такой вывод, мы выделяем сложную проблемную область информационной культуры. Речь идет о коммуникативных барьерах между участниками взаимодействия, а в нашем случае, между участниками образовательных отношений.

И решить и разрешить эту проблему только с помощью применения современных ИКТ-технологий без опоры на культуру социального диалога и культуру коммуникативного поведения мы не сможем.

изображение

Что же собой представляют эти коммуникативные барьеры? О каких препятствиях в коммуникации участников информационного взаимодействия идет речь?

изображение

Каждому человеку знакома ситуация, когда слова, которые он произносит, «не доходят» до его собеседника или «доходят», но неправильно им воспринимаются. Может даже сложиться впечатление, что собеседник намеренно защищает от чужих слов, мыслей, переживаний, ставя преграды на пути общения.
Данная ситуация наглядно демонстрирует одну из ключевых проблем коммуникативности — проблему коммуникативных барьеров.
Под коммуникативными барьерами обычно понимается все то, что препятствует эффективной коммуникации и блокирует ее.
Эта проблема очень важна, поскольку неудачная коммуникация может быть чревата серьезными неприятностями для ее участников по той простой причине, что переданная информация была принята не полностью, в искаженном виде или не принята вовсе.

М. А. Василик [5, С. 150]

Проблемы коммуникативных барьеров возникают по разным причинам, среди которых в научной литературе выделяют и озабоченность тех, кому направлена информация, другими проблемами; и антипатию или безразличие к чужим мыслям; и стереотипы сознания; и языковой барьер, существующий в лексиконе и словарном запасе коммуникаторов и пользователей информации; и профессиональное неприятие как некомпетентное вторжение коммуникатора в профессиональную сферу пользователей информации и т. д. [5, С. 151]

изображение Случалось ли вам наблюдать такие ситуации коммуникативных барьеров, возникающие в нашей практике.

  • Когда размещаемая в открытом доступе на официальном сайте ОО информация, которую администрация считает важной и нужной для информирования педагогов/родителей/обучающихся, так и «не доходит» до адресатов?
  • Когда в ответ на информацию о насущных проблемах деятельности ОО или педагогических проблемах образовательной деятельности, которыми руководитель или учитель/воспитатель делятся с аудиторией, они сталкиваются с равнодушием адресатов? И наоборот, когда родители обращаются с насущной для них проблемой, а в ответ либо не получают должного отклика, либо получаемый ответ носит сугубо формальный характер.
  • Когда, несмотря на опубликованные в открытом доступе образовательные программы, учебные планы, приказы по организации образовательного процесса и т. д., родители продолжают «атаковать» администрацию и педагогов, не понимая нашего «профессионального языка» этих документов?
  • Когда руководители и педагоги, считая родителей некомпетентными в вопросах образования и воспитания детей, дают информационный отпор на непрофессиональное «вмешательство» в вопросы их деятельности в ОО?

Обладающие значительным опытом работы руководители и педагоги наверняка скажут, что подобные барьеры в коммуникации были и существовали еще задолго до появления в нашей жизни современных информационно-коммуникационных технологий, средств и девайсов.

изображение

На первый взгляд может показаться, что в мире современных технологий (спутниковой связи, компьютерной коммуникации, мобильных телефонов и др.) коммуникативные проблемы окончательно решены.
В действительности новые технологии обеспечивают лишь новыми средствами связи, которые более компактны, действуют быстрее, надежнее, информации передают больше.
Однако качество осуществляемой с их помощью коммуникации по-прежнему определяется самими людьми. Большинство барьеров коммуникации обусловлено человеком, ибо коммуникативные барьеры — это в первую очередь барьеры непонимания людьми друг друга.

М. А. Василик [5, С. 154]

На способность людей обращаться с информацией и эффективно коммуницировать оказывают социально-психологические факторы, связанные с личностными особенностями участников коммуникации. Они касаются умения воспринимать информацию и пользоваться ее, зависят от уровня образования, владения ИКТ-технологиями и т. д.
Наряду с этим, особое место в «барьерной» области коммуникаций занимают препятствия, связанные со сложностью преодоления непонимания между людьми, так называемые социокультурные барьеры.

изображение

Социокультурные барьеры. Люди — не изолированные индивиды, а общественные существа и так таковые являются носителями определенных социальных качеств. Они являются представителями той или иной нации, этноса, класса, социальной группы, религиозной конфессии, профессионального сообщества, демографической группы и т. д. Все это и порождает их социокультурные различия, обусловленные принадлежностью к тому или иному языковому, этническому, культурному, профессиональному и другому сообществу или ряду сообществ одновременно.

М. А. Василик [5, С. 156]

Задачу преодоления социокультурных барьеров и достижения понимания друг друга участниками коммуникаций нельзя решить только с помощью применения одних информационно-коммуникационных технологий. На помощь здесь приходят социокультурные практики формирования коммуникативного поведения, которые в совокупности с современными информационно-коммуникационными технологиями снижают риски и способствуют преодолению социокультурных барьеров между участниками социальных отношений.

изображение

И для нас, руководителей и педагогов, очень важно понимание того, что преодоление социокультурных коммуникационных барьеров связано с выстраиванием общего для участников коммуникаций «смыслового поля» (Л. С. Выготский) в процессе обращения с информацией о деятельности ОО.
А это означает, что информационной культуры образовательной организации может развивать именно как диалог культур социальных и профессиональных сообществ, диалог культур личностей — носителей различных взглядов и ценностно-смысловых установок.

изображение

В «диалоге культур» речь идёт о… том, что понимание другого человека предполагает взаимопонимание «Я — ты» как онтологически различных личностей, обладающих — актуально или потенциально — различными культурами, логиками мышления, различными смыслами…
Диалог, понимаемый в идее культуры, — это не диалог различных мнений или представлений, это — всегда «диалог различных культур».

В. С. Библер [7, С. 299]

Информационная культура как диалог культур закладывает основы сотрудничества участников образовательных отношений в ОО с учётом формируемых ими общих ценностей и символов, уважения целей, идеалов, интересов других людей и других культур. Именно поэтому информационная культура развивается там и в тех образовательных организациях, где целевыми установками публичной информационной деятельности становится постоянный и уважительный диалог участников образовательных отношений, в процессе которого совместными усилиями рождается компромисс в определении созидательных ориентиров деятельности и конструктивного общения.

изображение

Культура компромисса — это состояние чёткой ориентации людей… их объединений, институтов и организаций на терпимость, диалог, сотрудничество, солидарность, партнёрство и доверие в любых совместных взаимодействиях; это процесс и результат осуществления добровольных и взаимосогласованных договорённостей на основе: взаимных уступок по поводу общих интересов; единого понимания результата и процедуры его осуществления.

В. Н. Кузнецов [8, С. 555]

Таким образом, информационная культура, представляющая собой основу выработки и реализации информационной политики образовательной организации, является, с одной стороны, фундаментальным фактором, определяющим ценностно-смысловые ориентиры диалога культур и культуры конструктивного компромисса в деятельности участников образовательных отношений.

С другой стороны, уровень информационной культуры образовательной организации в целом и участников социального диалога определяется не только уровнем развивающейся ИКТ-компетентности руководства и педагогов ОО, обучающихся и их родителей, но и уровнем диалогической компетентности, проявленной в освоении культурных практик социального диалога и конструктивного компромисса в процессе коммуникаций.

изображение
изображение

Коммуникативная культура — одно из личностных образований человека, свидетельствующих о его готовности к расширению контакта с окружающим миром, способности принимать и воспринимать партнера по общению, согласовывать свои действия с другими.

Коммуникативная компетентность — умение в конкретной коммуникативной ситуации выстроить взаимодействие, вопросно-ответные отношения с собеседником с учетом понимания коммуникативной задачи; умение найти адекватный данной ситуации «язык» для передачи смысла сообщения. Задачами могут быть воздействие на сознание, объяснение, сообщение информации и др.

Диалогическая коммуникативная компетентность — умение понимать чужие смыслы и предъявлять свои и на основе этого выстраивать систему договоренностей; это способность выстраивать диалогические отношения.

А. Я. Варламова [9, С. 71–74]

Вот так, от сложных проблемных вопросов, связанных с коммуникативными барьерами, мы перешли в область информационной культуры, связанную с потребностью в формировании диалогической компетентности участников информационного взаимодействия тех, кто обращается к информации о деятельности наших образовательных организаций, тех, кого эти информация объединяет, тех, кто участвует в коммуникациях. И здесь вновь нелишне напомнить об этимологии слова коммуникации — communicare «делать общим; сообщать, соединять».

Делаем вывод: информационная культура — это не «сложение» информации и культуры, это -…

Завершая знакомство с понятием «информационная культура образовательной организации», мы воспользуемся уже знакомым нам подходом, предложенным П. Н. Киричком в понимании информационной культуры как условной «информационно-гуманитарной дроби» [11].
И теперь информационная культура ОО будет представлять не «просто» сложение «информации» и «культуры», с которого мы начинали изучение этого явления [10], а сложное отношение культуры обращения с информацией о деятельности ОО и культуры самой образовательной организации.

изображение

В качестве знаменателя (от лат. signator (signa- — знамёна) [12]) этой условной «дроби» выступает культура образовательной организации как основа — ценностно-смысловое основание созидания информационно-коммуникационной среды взаимодействия участников образовательных отношений в ОО.
А вот под «знамёнами» какой культуры создается эта среда, зависит от нас самих, нашей образовательной организации как коллективного субъекта деятельности, нас, руководителей и педагогов нашей школы, нашего детского сада/дома творчества и т. д.

изображение

И нам самим предстоит решать:

  • будут ли в нашей ОО эти «знамёна» представлять=знаменовать культуру достоинства [13], доверия и уважения, диалога культур и сопричастности к той организации, в которой работают и обучаются участники образовательных отношений?
  • или задача формирования информационно-коммуникационной среды останется лишь формальным, ничего не значащим для руководства и участников образовательных отношений знаменем=лозунгом всеобщей информатизации, под прикрытием которого в ОО «царит» культура полезности [13] и утилитарной пользы информации об ОО для поставщиков и приобретателей образовательных услуг? А саму образовательную организацию будут продолжать раздирать проблемы непонимания, недоверия, неуважения и безразличия…

Глубоко задумавшись над этими смысловыми вопросами, мы продолжим изучение информационной культуры ОО, которую в теме нашего следующего разговора мы будем рассматривать как системоразвивающий фактор системы публичной информационной деятельности образовательной организации в сети Интернет.

Источники

[1]. Асмолова (Плахова) Л. М. Информационные отношения и коммуникации: от привычной для нас лексики — к сущности понятий в информационной культуре. — URL: https://eduface.ru/consultation/infopolicy/informacionnye_otnosheniya_i_kommunikacii_ot_privychnoj_dlya_nas_leksiki_k_suwnosti_ponyatij_v_informacionnoj_kul_ture
[2]. Фомин А.П. «Смысловое содержание культуры и проблема модернизации»// Теоретический журнал «Credo new». — 2006 — № 3. URL: http://credonew.ru/content/view/567/58/

[3]. Асмолов А. Г. По ту сторону сознания. Методологические проблемы неклассической психологии. — М.: «Смысл», 2002, 480 с., С. 348 http://pedlib.ru/Books/6/0323/6_0323-348.shtml
[4]. Социология: словарь-справочник / Южный федеральный ун-т, Ин-т по переподгот. и повышению квалификации преподавателей гуманитарных и социальных наук; [А. В. Лубский (рук.) и др.] ; под общ. ред. Ю. Г. Волкова. — Москва; Краснодар: Диапазон-В, 2006. — 347 с. — URL: https://voluntary.ru/termin/kommunikacija-socialnaja.html
[5]. Основы теории коммуникации: Учебник /Под ред. проф. М. А. Василика. — М.: Гардарики, 2003. — 615 с.
[6]. Ахмадулин Е. В. Моделирование процессов массовой коммуникации [Электронный ресурс] : электронное учебное пособие для магистрантов (с грифом УМО) / Ахмадулин Е. В. — Ростов-на-Дону: Южный федеральный ун-т, 2011. — URL: http://ahmadulin.hop.ru/mass-f.htm
[7]. Библер В. С. От наукоучения — к логике культуры: Два филос. введ. в двадцать первый век / В. С. Библер. — М.: Политиздат, 1991. — 412с.
[8]. Кузнецов В. Н. Теория компромисса. — М.: Книга и бизнес, 2010. — 588 с.
[9]. Варламова А. Я. Школьная адаптация / А. Я. Варламова; ВГПУ, Институт проблем личностно ориентированного образования. — 2-е изд., перераб. и доп. — Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2005. — 204 с.
[10]. Киричёк П.Н. О социальном феномене «Информационная культура» // Записки Горного института. 2011. Вып. 193, С. 277–280. — URL: https://cyberleninka.ru/article/n/o-sotsialnom-fenomene-informatsionnaya-kultura
[11]. Асмолова (Плахова) Л. М. Информационная культура — это «информация» плюс «культура», или нечто большее? — URL: https://eduface.ru/consultation/infopolicy/informacionnaya_kul_tura_eto_informaciya_plyus_kul_tura_ili_nechto_bol_shee
[12]. Знаменатель, происхождение слова / ΛΓΩ. Этимологические словари русского языка. — URL: https://lexicography.online/etymology/з/знаменатель
[13]. Асмолов А. Г. Непройденный путь: от культуры полезности — к культуре достоинства // Вопросы психологии. — 1990. — № 5. — с. 5–12. — URL: https://asmolovpsy.ru/ru/publications/1

Написать комментарий

Прикрепить файл
Вы можете прикрепить к сообщению не более пяти файлов (текст, видео, аудио), объемом не больше 5Мб каждый.

Информация персонального характера о пользователях официального сайта образовательной организации хранится и обрабатывается с соблюдением требований российского законодательства о персональных данных.

Политика оператора по обработке персональных данных

КомментарииКомментариев: 0