От воли начальства — к волевым действиям с позиций мотивационного менеджмента
  • Преодолеваем свой мотивационный «рубикон» в изучении модели «Рубикона»
  • Продолжаем знакомство с моделью «Рубикона» и делаем важные для нас открытия
  • Воля делает материалом для своего действия представляющиеся ей препятствия (Марк Аврелий)

Преодолеваем свой мотивационный «рубикон» в изучении модели «Рубикона»

В предыдущей теме мы провели важное смысловое разграничение понятий «обязанность» и «обязательство», которое помогает мотивационному менеджменту прояснить многие проблемы, которые ему предстоит решать в образовательной организации [1].

Мы уже говорили о том, что администрирование, действующее по законам функции, не видит особой разницы в этих однокоренных словах, и потому рассматривает обязательства как добавочное условие к обязанностям.

изображение

Иную точку зрения имеет менеджмент, и тем более мотивационный менеджмент, исходящий из деятельстностных позиций, согласно которым субъекты=участники деятельности, осмысленно, осознанно и добровольно сами берут на себя обязательства в выполнении и достижении намеченного.

изображение

Однако для того, чтобы осуществилась такая мечта многих руководителей, мотивационному менеджменту предстоит немало и упорно трудиться, осваивая «премудрости и тайны» психологии мотивации и деятельности достижения.

И одну из таких тайн раскрывает для нас модель «Рубикона» [2, С. 326–327], знакомство с которой мы начали в предыдущей теме.

изображение

Возможно, что многим из наших коллег такое погружение в «глубины теории» кажется излишним и не нужным, тем более что оно сопряжено с довольно сложной для нас, практиков, терминологией. И такое положение дел реально становится препятствием, «отпугивающим» даже тех руководителей и педагогов ОО, кто действительно хотел бы понять и разобраться в том, как достичь столь желанного результата, когда участники деятельности будут сами осознанно и мотивированно брать на себя обязательства в осуществлении деятельности достижения.

изображение
изображение

Так уж получается, что нам, руководителям и педагогам, конечно же, известно, что мотивация важна и необходима в осуществлении деятельности. Однако имеющийся у нас опыт, а тем более преимущественно административный опыт воздействия на подчиненных и обучающихся, упорно доказывает нам, что «и без этих всяких мотиваций» можно достичь выполнения действий и достижения требуемых результатов.

И в этой нашей административной практике мы тоже видим «смену фаз», но только не действия, осуществляемого субъектами, а воздействия на исполнителей. Поэтому и фазы у нас свои.

изображение

Поэтому и начинаются эти «смены фаз» с понимаемой по-административному «мотивации» как возложения обязанностей и обязательств.

И «рубикон» перед началом действия исполнителей администрирование преодолевает, включая всю мощь начальственной воли принуждения к выполнению и подкрепляя ее уже в процессе действия усиливающим контролем.

А в завершении у нас в администрировании тоже есть фаза «мотивации по результатам», в которой положительные итоги рассматриваются как должное, как то, что «по определению» и по умолчанию» должно быть выполнено, потому что это требовалось от исполнителей. Зато то, что не достигнуто, и те, кто не достиг требуемых результатов, становятся объектом недовольства вышестоящего начальства, избегать которого стремятся и те, кто управляли процессом, и те, кто исполняли возложенные на них обязанности и обязательства.

изображение
изображение
изображение
изображение

Так уж заведено в нашей административной практике, что мы должны (или вынуждены?) соглашаться с вышестоящим начальством. Вот и в вопросах мотивации мы признаем эффективность административных методов, поскольку с помощью их воздействия мы в наших ОО, действительно, добиваемся требуемых результатов.

Но говоря об эффективности методов, мы, руководители, понимаем (а если не понимаем, то ощущаем это в атмосфере наших ОО), что сталкиваемся при этом с обратным мотивационным эффектом от применения административных методов «мотивации».

И этот обратный эффект не только не прибавляет, а наоборот, снижает, а порой и уничтожает потребность и желание быть и ощущать себя активными участниками деятельности, что, в свою очередь, порождает эффект бездействия, или только формального исполнительского действия.

изображение

Хотим ли мы сами, чтобы в наших образовательных организациях продолжал действовать и усиливаться такой обратный мотивационный эффект? Или нам самим важно понять и разобраться, где, на каких этапах смены фаз действия, и как мы должны будем действовать, способствуя мотивации субъектов=участников деятельности, поддерживая их волю к победе в деятельности достижения?

Утвердительно отвечая самим себе на второй вопрос, мы тем самым переходим свой собственный «мотивационный „рубикон“» и принимаем свое осознанное решение вернуться к начатому в предыдущей теме [1] знакомству с моделью «Рубикона», предложенной Хайнсом Хекхаузеном.

Продолжаем знакомство с моделью «Рубикона» и делаем важные для нас открытия

Знакомясь с моделью «Рубикона» Х. Хекхаузена, мы обратили внимание на то, что в четырех сменяющих друг друга фазах действия есть два «действующих лица», носящие имена «мотивация» и «воля». При этом каждое из них обретает «второе имя» в зависимости от того, в какой фазе действия оно находится.

изображение
изображение
изображение
изображение
изображение

Наши коллеги, наши условные собеседники правы, поскольку отметили особенности выделенных фаз действия и обратили внимание на то, что привычно называемая нами подготовительная фаза, в ходе которой мы подготавливаем условия для осуществления действия, занимает значительное место, а значит, играет очень важную роль в его последующей реализации. И именно на этом «отрезке» происходит закладка мотивационного фундамента успешности предстоящего действия.

изображение
изображение

И вновь мы убеждаемся в том, что администрирование никогда «не сдается без боя». И в этом условном «бою» за свое право обладания нераздельной властью в управлении оно всегда использует свой главный «козырь» — время (напомним о «любимом правиле» целедостижения в администрировании: «Быстро, молча, взял и сделал» [3]).

изображение

И действительно, администрирование способно быстро и в кратчайшие сроки мобилизовать исполнителей на осуществление действия. Вот только, как правило, «забывает» оно о непреложном в природе законе сохранения материи, согласно которому, как мы помним со школьной скамьи:

изображение

Все перемены, в натуре случающиеся, такого суть состояния, что сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому, так, ежели где убудет несколько материи, то умножится в другом месте.

М. В. Ломоносов [4]

А «умножится» управленческая воля, сэкономленная на предшествии к действию, «в другом месте» — в фазе осуществления действия. И помножена она будет ровно на те усилия, которые администрирование приложит на осуществление контроля за действиями исполнителей. Мы об этом уже подробно говорили, разбираясь в вопросах, связанных с пониманием задач в администрировании и менеджменте [5].

изображение

Именно поэтому мотивационный менеджмент, для которого время является таким же важным и необходимым ресурсом (недаром в менеджменте развивается и успешно применяется на практике такое направление как тайм-менеджмент [6]), считает важным и необходимым эффективно использовать временные ресурсы на целеполагание и мотивацию.

Именно поэтому для мотивационного менеджмента так важен временной отрезок, который мы определили как предшествие к действию, на котором усилия направлены не на предъявление управленческой воли объектам управления, как это любит делать администрирование. Для менеджмента особенно важным становится вдумчивое взаимодействие с участниками предстоящей деятельности и прояснение вместе с ними смыслов (Ради чего?), целей (На достижение чего?) и способов действий (как, когда, каким образом, во взаимодействии с кем?).

Именно поэтому мотивационный менеджмент ставит своей задачей совместное преодоление «рубикона» между мотивационной и волевой фазами, предшествующими действию, что, по сути, в результате формирует важнейшее мотивационное условие — осознанная субъектами готовность к предстоящей им деятельности.

изображение
изображение
изображение

И вновь наши коллеги-практики правы. Правы в том, что на следующем этапе осуществления и реализации действия мотивационному менеджменту предстоит осуществление поддержки в том, что мы называем верой в победу, ожиданием успеха, уверенности участников деятельности в свои силы и возможности справиться с трудностями.

Условно говоря, именно эта воля, которая порождается в фазе перед действием и которую Х.Хекхаузен назвал волей преакциональной, помогает преодолеть сложное препятствие перед осуществлением действия. Характеризуя эту волю, известный немецкий психолог Нарцисс Ах в своей книге «Воля и мышление (1905 год) сформулировал ее в предложении «Я действительно этого хочу!» [2, С. 307].

Однако наши коллеги-практики правы в том, что удержать эту решимость на главном и основном этапе, когда участники деятельности приступают к реализации действий и начинают сталкиваться с реальными трудностями, бывает не так-то просто.

изображение

И одного желания/хотения осуществить намеченное здесь уже явно недостаточно. И столкновение с трудностями как реальная угроза неуспеха и неудачи вновь обнажает проблемы, связанные с «зоной сомнений», в которой, как мы уже знаем [7], борются две тенденции: стремление к успеху и стремление к избеганию неудачи.

изображение

Что же в таких случаях будет делать мотивационный менеджмент, реально представляющий всю палитру мотивационных проблем, связанных с утратой энтузиазма к достижению целей, упадническими настроениями, снижением самооценки, сворачиванием на только лишь формальное исполнение того, что требуется (чтобы потом не было претензий) и т. д.?

В отличие от администрирования, у которого на подобные проявления в осуществляемых исполнителями действий есть одна, но могучая и сильная «палочка-выручалочка» (а точнее, «дубина-выручалище») — усиление контроля за ходом и реализацией требуемых действий, мотивационный менеджмент обращается к тем управленческим способам, которые связаны с поддержкой в совместной деятельности.

изображение

Заметим, что администрирование в своем лексиконе тоже часто использует слово «поддержка» (например, методическая поддержка, информационная поддержка, организационная поддержка и т. д.). Однако, создавая нужное и необходимое для образовательной, педагогической и управленческой деятельности обеспечение, администрирование, будучи функциональным и безличным по своей природе, не может стать управлением, «поддерживающим» деятельность субъектов и осуществляющим личностно-ориентированную помощь и поддержку в решении конкретных проблем каждого участника деятельности.

изображение Не поэтому ли, администрация так любит напоминать исполнителям, что она изо всех сил старается обеспечить подчиненных всеми необходимыми условиями?
Не поэтому ли, администрирование так «не любит», когда исполнители «жалуются» на трудности?
Не поэтому ли, администраторы в ответ на подобные «жалобы» так настойчиво напоминают подчиненным о том, что каждый должен и обязан справляться со своими профессиональными трудностями?

Принципиальное другое видение и отношение к трудностям и проблемам, с которыми сталкиваются участники деятельности в процессе осуществления действий, имеет мотивационный менеджмент. «Унаследовав» от менеджмента, который «касается человека и только человека» (П. Друкер), основные подходы к пониманию и управлению совместной деятельностью [8], [9], мотивационный менеджмент направляет свои усилия на создание условий и организацию реальной и действенной поддержки участников деятельности.

изображение

Такая поддержка, безусловно, связана с оказанием информационной, методической, организационной помощи, но и имеет свою особую специфику — психолого-мотивационную и организационно-мотивационную поддержку. Забегая вперед в изучение уже почти скоро предстоящих тем, связанных с проникновением в сущность руководства образовательной организацией, отметим, что к вопросам мотивационной поддержки участников деятельности в образовательной организации мы будем еще раз обращаться.

Но одну из завес тайн мотивационной поддержки мы приоткроем уже сейчас, разбираясь в вопросах воли, необходимой для осуществления действия.

Воля делает материалом для своего действия представляющиеся ей препятствия (Марк Аврелий)

Мы действительно сможем лишь чуть-чуть приоткрыть завесу тайны, связанную с понятием «воля», поскольку речь идет о явлении, которое, с одной стороны нам кажется знакомым и понятным, а с другой стороны, вопрос о том, что представляет собой воля, так и не имеет в науке однозначного ответа.

изображение

Если я сейчас спрошу: «Есть ли у вас воля?», то могу получить в ответ много жалоб на то, что она у вас слабая. Вряд-ли кто-то, услышав мой вопрос, спросит, о чем я спрашиваю, потому что все понимают, что я спросил.
Вот и психологи не сомневаются в наличие воли у человека. Их волнует только один вопрос: «Какова природа воли, что это такое и откуда она появляется у человека?».

Проблема воли в том и состоит, что никто не сомневается в ее наличии, но никто не знает, что это такое. Отсюда столько противоречивых определений воли и отождествлений воли с другими процессами, что выглядит уж совсем нелепо, потому что признание воли самостоятельной психической реальностью, но при этом сведение воли к вниманию, эмоциям или мотивам явно нелогично.
Такое разнообразие мнений о природе воли говорит нам только об одном — понятие «воля» не обозначает какую-то реальность, а является теоретическим конструктом, введенным в науку для объяснения этой реальности.

В. А. Иванников [10, С. 232–233]

Вот так, талантливый психолог и блистательный лектор Вячеслав Андреевич Иванников простым и доступным языком объясняет нам, практикам, неискушенным в сложных психологических терминах, суть проблемы, связанной с исследованием понятия «воля».

Тех из наших читателей, кого заинтересовали вопросы о научных подходах к изучению воли, мы адресуем к 16 лекции курса «Основы психологии» В. А. Иванникова [10, С. 232–244].

А мы тем временем зададимся вопросом о том, почему и в связи с чем возникает вопрос о воле, когда речь идет об осуществлении действия?

изображение

Действительно, чаще всего мы обращаемся к вопросу о воле, когда возникает «дефицит побуждения к задуманным действиям» [10, С. 243], иными словами, когда возникающие в процессе осуществления действия трудности становятся причиной угасания мотивации.

изображение

Согласимся с предложенным образом, и обратим внимание на то, что в заглавие этого параграфа мы вынесли цитату Марка Аврелия: Воля делает материалом для своего действия представляющиеся ей препятствия. Однако «справится ли» воля с этим «материалом»? «Хватит ли» у воли «сил» преодолеть возникающее препятствие? Смогут ли теперь уже не «просто» действия, а именно волевые действия преодолеть дефицит мотивации?

изображение
изображение

Вопрос «не в бровь, а в глаз»! Действительно, для того, чтобы волевые действия смогли осуществиться, нужны веские причины, тоже нужны своеобразные побудители.

изображение

Анализ порождения волевого действия, т. е. действия принятого человеком к исполнению, но мотивационно не обеспеченного, показал, что возможным психологическим механизмом порождения таких действий… является намеренное изменение смысла действия или создание дополнительного смысла, обеспечивающего восполнение дефицита побуждения к принятому действию.

Но изменение смысла действия есть механизм личностного уровня регуляции, поэтому волевую регуляцию можно понимать как личностный уровень произвольной регуляции.

В. А. Иванников [10, С. 243]

И таким побудителем вновь становится мотивация как изменение смысла или создание дополнительного смысла, того самого личностного смысла, который А. Н. Леонтьев называл «значением-для-меня».

изображение

Говоря об этой дополнительной мотивации на этапе осуществления действия и волевого преодоления трудностей, мы, руководители и педагоги, обращаем свое пристальное внимание на то, что именно здесь становится важным, нужным и необходимым тот самый индивидуальный, а лучше сказать, персональный (от лат. persona — личность) подход к мотивации участников деятельности.

Именно на этом этапе наши управленческие и педагогические способности проявляются в наших умениях и стараниях «подобрать ключик» в решении сложной для всех нас задачи в разгадке индивидуальности каждого участника деятельности, будь то наш коллега-педагог или ребенок, с которыми мы взаимодействуем.

изображение

Анализ литературных данных позволил, во-первых, подтвердить возможность и факты осознанного намереннного изменения смысла действия, а во-вторых, выделить восемь способов изменения смысла действия.
Первый способ заключается в намеренной переоценке значимости мотива. Напоминаю, что смысл действия (по А. Н. Леонтьеву) определяется отношением цели к мотиву, когда цель становится для человека не только будущим результатом, но временным представителем мотива. Слабая привлекательность для человека мотива затрудняет этот процесс смыслообразования или ускоряет его при значимом мотиве.

преувеличение значимости мотива через приписывание ему хороших положительных свойств, привлекая, в том числе, для этого нужные оценки других людей (недаром говорят, что спрашивать совета — это искать у других подтверждения своим желаниям и решениям) может изменить смысл действия и его привлекательность.

В. А. Иванников [10, С. 243]

Именно так, «помощь друга», дружественный искренний совет помогает и нам, руководителям, и педагогам, и детям утвердиться в своем намерении к осуществлению волевых действий и преодолению трудностей, подкрепляя мотивацию к достижению. И таких примеров в управленческой, педагогической и образовательной практике каждый из нас имеет достаточно в своем опыте деятельности.

изображение

Второй способ изменения смысла действия или создания дополнительного смысла заключается в изменении роли или позиции человека в коллективе [10, С. 237].

В. А. Иванников приводит пример из исследовательской практики Л. С. Выготского, когда дети под разными важными предлогами отказывались выполнять ставшее неинтересным им действие.
«Один мальчик не мог придумать уважительную причину и просто сослался на усталость руки. И тогда взрослый попросил его научить писать эти палочки, крючочки и кружочки маленького мальчика, который плохо это делает (при этом похвалив старшего за умение). И уставший мальчик, который только что отказался выполнять просьбу взрослого поработать еще, начал показывать маленькому мальчику, как надо писать эти элементы букв.
Л. С. Выготский задает вопрос: «А что произошло с мальчиком, который только что отказался писать дальше?» и отвечает: «изменился смысл того, что делает мальчик. Он теперь не палочки пишет, „а работает учителем“, и смыл действия стал другим. Побуждение к действию теперь идет от другого мотива».

Наша образовательные, педагогические и управленческие практики изобилуют подобными примерами, когда руководитель или педагог предлагает участникам деятельности ощутить себя в более значимой роли и таким образом вовлекает участников в процесс преодоления трудностей.

изображение

Третий способ основан на использовании предвидений (прогнозов, представлений) и переживаний последствий своих действий (или отказов от них).

Четвертый способ характеризуется соединением заданного и принятого к исполнению действия с новыми значимыми для этого человека мотивами (игровыми, исследовательскими, долга, чести, проверки себя на выносливость и пр.).

Пятый способ — это связывание заданного действия с возможностью после его завершения делать то, что хочется. Отличие от четвертого способа в том, что там новый мотив достигается через заданное действие, здесь заданное действие только открывает возможность выполнять свое желаемое.

Шестой способ обеспечивает новый смысл действия через включение заданного действия как часть в другое, более широкое по содержанию и более значимое для человека.

Седьмой способ изменения смыла действия заключается в обращении к символам, ритуалам, к другим людям за поддержкой в действии.

Восьмой способ — это связывание действий с клятвами и обещаниями другим людям и Богу, сравнение себя с героями (реальными и литературными), самоодобрение и самопорицание, самоприказы и самоободрение.

В. А. Иванников [10, С. 237–238]

Таким образом, использование разнообразных способов мотивации через осознанное намеренное изменение смысла действия или создание дополнительного смысла, обеспечивающего восполнение дефицита побуждения к принятому действию, становится важным элементом в системе мотивационной поддержки. Именно в такой поддержке прежде всего нуждаются участники деятельности, которые сталкиваются с трудностями в процессе осуществления ими того или иного предметного действия и требующего для достижения цели приложения волевых усилий.

Подводя итог нашему знакомству с понятием «воля», играющему значимую роль в фазах действия, мы представим ее определение, которое дает В. А. Иванников.

изображение

Изменение смысла действия есть механизм личностного уровня регуляции, поэтому волевую регуляцию можно понимать как личностный уровень произвольной регуляции.

Саму волю в этом случае можно понять как высшую психическую функцию, которая в зависимости от решаемой задачи проявляется то как произвольная мотивация, то как произвольный выбор среди равнопривлекательных альтернатив, то как произвольная регуляция личностными средствами действий и психических процессов.

Я хочу специально подчеркнуть, что это не открытие природы воли. Это есть предложение договориться о судьбе понятия «воля», обозначив волей ту работу сознания человека, которая может ликвидировать дефицит к задуманным действиям, обеспечить выбор среди альтернатив, сделать привлекательным решение каких-то задач (в том числе на внимание, на запоминание, на обеспечение действий в условиях негативных эмоций).

Принятие положения о воле как высшей психической функции, обеспечивающей личностный уровень регуляции, делает волю инструментом личности, желающей быть волевой и отстаивающей свои ценности.

В. А. Иванников [10, С. 243–244]

На протяжении двух последних тем мы рассматривали мотивацию и волю, согласно модели Х.Хекхаузена, как смежные фазы в течение действия [2, С. 81].

изображение

Еще раз обратим внимание на то, что смена фаз действия начинается и завершается именно мотивацией. Поэтому мы посвятим наш следующий разговор мотивации на этапе оценки осуществленного действия, которая, в свою очередь, станет побудительной основой для включения субъектов в целенаправленное выполнение последующих действий и в решение новых, других, последующих задач.

Источники

[1]. Асмолова (Плахова) Л. М. Мотивационный менеджмент: от обязанностей — к обязательствам. -URL: https://eduface.ru/consultation/management/motivacionnyj_menedzhment_ot_obyazannostej_k_obyazatel_stvam
[2]. Мотивация и деятельность / X. Хекхаузен. — 2-е изд. — СПб.: Питер; М.: Смысл, 2003. — 860 с: ил. — (Серия «Мастера психологии»).
[3]. Ирокез С. Целепостановка и целедостижение. -URL: http://www.all-library.com/obrazovanie/filosofiya-i-psixologiya/77069-celepostanovka-i-celedostizhenie.html
[4]. «Ломоносова закон»- закон сохранения массы вещества.-URL: https://mysl.su/2020/11/lomonosova-zakon-zakon-soxraneniya-massy-veshhestva/
[5]. Асмолова (Плахова) Л. М. Смотрим на задачу с позиции менеджмента. -URL: https://eduface.ru/consultation/management/smotrim_na_zadachu_s_pozicii_menedzhmenta
[6]. Тайм-менеджмент. Полный курс: Учебное пособие / Г. А. Архангельский, М. А. Лукашенко, Т. В. Телегина, С. В. Бехтерев; Под ред. Г. А. Архангельского. -М.: Альпина Паблишер, 2012. — 312 с. -URL: https://дюц1.рф/wp-content/uploads/2020/09/Г. Архангельский-Тайм-менеджмент.pdf
[7]. Асмолова (Плахова) Л. М. Мы говорим результативность, подразумеваем — успешность. Мы говорим успешность, подразумеваем…? -URL: https://eduface.ru/consultation/management/my_govorim_rezul_tativnost__podrazumevaem_uspeshnost__my_govorim_uspeshnost__podrazumevaem
[8]. Асмолова (Плахова) Л.М. «Грамматика» совместности: присутствуем «в месте», действуем «вместе» . -URL: https://eduface.ru/consultation/management/grammatika_sovmestnosti_prisutstvuem_v_meste_dejstvuem_vmeste
[9]. Асмолова (Плахова) Л.М. «Арифметика» и немного «физика» совместности: говорим о «сложении» и слаженности совместных действий. -URL: https://eduface.ru/consultation/management/arifmetika_i_nemnogo_fizika_sovmestnosti_govorim_o_slozhenii_i_slazhennosti_sovmestnyh_dejstvij
[10]. Иванников В. А. Основы психологии. Курс лекций. — СПб.: Питер, 2010. — 336 с.: ил. — (Серия «Мастера психологии»). http://znakka4estva.ru/g-d-z/psihologiya/osnovy-psihologii-kurs-lekciy-ivannikov-v-a-2010-336s-ser-mastera-psihologii/

Написать комментарий

Прикрепить файл
Вы можете прикрепить к сообщению не более пяти файлов (текст, видео, аудио), объемом не больше 5Мб каждый.

Информация персонального характера о пользователях официального сайта образовательной организации хранится и обрабатывается с соблюдением требований российского законодательства о персональных данных.

Политика оператора по обработке персональных данных

КомментарииКомментариев: 0