Работа над ошибками: пять плюс один вопросов «почему?» к нерадивому анализу

Мы продолжаем разговор об аналитической деятельности, начало которому было положено решением «задачи на смысл» [1] и поискам ответа на вопрос «ради чего» осуществляется аналитическая деятельность [2],[3].

изображение

И раскрывая «смысловые тайны» аналитической составляющей управленческой деятельности, мы уже имели возможность убедиться в том, что то, что в нашей управленческой практике называется кратким словом «анализ» лишь отчасти соотносится с общей смысловой направленностью аналитической деятельности.

И не любя такой анализ, и называя его «нерадивым», мы, возможно сами того не подозревая, указываем на отсутствие в нем смысловой направленности и нерешенности «задачи на смысл» — «Ради чего осуществляется в управлении ОО аналитическая деятельность?».

изображение

?Задумывались ли вы, из чего же состоят наши многостраничные анализы работы ОО? Чем изобилуют? «Бескрайнее море» статистических материалов! Скажем спасибо современным компьютерам и множительной технике, а также мониторингу, который под нажимом сверху поставляет информацию за анализируемый период и по заданным темам. Только вот, к сожалению, «редким и непостоянным гостем» становится в наших «аналитических трактатах» смысл, т. е. то, ради чего и затевается вся эта трудная аналитическая деятельность.

smile

Редкая птица долетит до середины Днепра!
Пышный! ему нет равной реки в мире.

Н. В. Гоголь. Вечера на хуторе близ Диканьки

Воспользуемся и мы известным со школьной скамьи гоголевским образом полноводной реки.

smile

«Редкий» анализ доходит до постановки задач, и совсем не добирается до поисков их решения.
«Пышный!», а точнее, распухающий объемами информации, «ему нет равных» по количеству «километров» печатного текста и красивой графики среди других функций управления…

Вот и получается, что, не желая обращаться к методологии и теории, мы на практике принципиально меняем не только смысловую направленность анализа (еще раз вспомним смысловой вопрос «Ради чего?»), но и видоизменяем его цели и функции до неузнаваемости.

И брюзжа на «нерадивый», никчемный, ненужный анализ, лишь отнимающий у нас время и силы, мы остаемся в четком убеждении бестолковости всей этой аналитической работы, сваливающейся на наши и без того забитые проблемами управленческие головы.

Так и рождаются у нас, практиков, эпитеты «нерадивый», «бестолковый», «бесполезный» и т. д., которыми мы награждаем все, что связано с анализом, с аналитической работой в управлении ОО.

pen

Толк — 1. Разумное содержание, смысл; 2. Польза, прок, смысл.

Бестолковый — бестолочный, в ком или в чем нет толку, смысла; непонятливый, тупой, беспорядливый, опрометчивый; непонятный, бессмысленный, неотчетливый; не обещающий пользы, не достигающий цели [4].

Но бестолкова, т. е. бессмысленна не функция управления. Отсутствует или искажен смысл самой аналитической деятельности в головах тех, кто ее осуществляет.

И для того, чтобы понять и осознать, что происходит в наших возглавляющих управление ОО головах, давайте вновь обратимся к «методологической лесенке» системно-деятельностного подхода, особо выделив первенствующую позицию смысла, носителями которого являются субъекты деятельности.

изображение

И как «рыба тухнет с головы», так и деятельность, теряющая смысл, превращается в бессмысленную, бестолковую… работу. А субъекты деятельности переходят в разряд исполнителей, которым в этой бессмысленной работе отводится роль пусть и очень важных, но только лишь ресурсов ее выполнения.

изображение

? Задумывались ли вы над названием тех многочисленных направлений в образовательной организации, которыми мы занимаемся? Давайте назовем те, что у всех на слуху:

учебно-воспитательная работа; методическая работа; профориентационная работа; аналитическая работа; диагностическая работа; профилактическая работа; работа с кадрами; работа с родителями; работа с отстающими обучающими; и т. д., и т. п.

Во что же превращаются эти направления деятельности, если у субъектов, участников деятельности искажается, теряется и исчезает смысл того, чем они занимаются?

изображение

Именно так! Утраченные или отсутствующие смыслы деятельности приводят к искажению целей, которые в работе превращаются в так знакомые нам цели, ориентированные на принятие, осуществление мер, и вытекающие из них цели подготовки мероприятий, цели контроля их подготовки и реализации мер, и цели отчетности о том, что меры приняты.

И уж тем более бессмысленной, да к тому же еще и нецеленаправленной становится работа, не ориентированная на результат, и тогда «царем горы» в ней и вовсе становятся не столько принимаемые меры, сколько сами мероприятия, которые надобно провести, и о проведении доложить!

изображение

?Знакомы ли вам такие управленческие «потуги» в постановке целей и задач на предстоящий год: провести педсовет на тему…, осуществить контроль…, провести мониторинг…, организовать праздник…, провести торжественную линейку, посвященную…, организовать субботник…, провести беседы с родителями…, и т. д., и т. п.?

Спору нет, что планирование после такой постановки таких «задач» делать будет легко, а вот как насчет достижения результатов, на которые направлены цели?
Так какие цели — таков и результат. Если «целями» являются сами меры и мероприятия, то и «результатом» будет только лишь их проведение и галочка в отчетах о проведенных мероприятиях.

И все это же и подобное происходит и с аналитической деятельностью, которая потеряв смысл в головах тех, кто ее осуществляет, переходит в разряд только лишь аналитической работы. И даже если в этом направлении управленческой работы ставится цель, то она направлена на выполнение самого мероприятия — на проведение анализа.

изображение

Соответствующим будет и понимание «достигнутого» результата: результатом является представленный в срок очередной многостраничный документ под названием «Анализ работы ОО».

smile

— К пуговицам претензии есть?
— Нет! Пришиты насмерть, не оторвёшь!

М. Жванецкий

изображение

Конечно, от формальной замены в нашей управленческой лексике одного слова на другое ничего не изменится. А вот от осознания методологической позиции, которой руководствуются управленцы-исследователи, разрабатывающие и проектирующие аналитическую деятельность в ОО, изменится многое.

И определяя анализ именно как аналитическую деятельность в управлении ОО, мы, участники=субъекты этой деятельности обязаны были погрузиться в многотрудный процесс проникновения в смыслы того, что мы делаем.

И в результате такого смыслового погружения в аналитику как основу «интеллектуальной, логико-мыслительной деятельности, направленной на решение практических задач» [5], мы выделили в ней три важнейших смысловых составляющих — анализ, синтез и проектирование. Именно они обеспечивают нам возможность связать «мостами времени» прошлое, настоящее и будущее: обретая знания о нынешнем положении дел и состоянии объектов через понимание истоков его в прошлом, мы заглядываем в будущее, предусматривая потенциальные риски и предвидя ориентиры направленности предстоящей деятельности.

изображение
изображение

?Замечали ли вы, какая с нами, руководителями ОО и педагогами, происходит метаморфоза, когда мы, умудренные своим профессиональным опытом, оказываемся в роли учеников, которым предстоит учить, повторять, делать домашние задания, и т. д.?

И учить хочется поменьше и без напряжения… И задания должны быть полегче и, желательно, с готовыми ответами в конце задачника… И времени не хочется тратить на повторение, ведь мы это уже знаем, уже «проходили»…

Конечно, мы, руководители ОО и педагоги, не так часто бываем в ситуации учеников за партой. А вот в состоянии ученичества, тем более, когда речь идет об освоении сложных и трудных управленческих и педагогических компетенций, нам надобно пребывать постоянно.

Однако, как показывает практика, мы на свое профессиональное ученичество переносим столь привычные с детства ученические установки. Во что это «выливается»? К какому итогу мы приходим? Сравним уже знакомую нам теоретическую последовательность «знание-понимание-действие» [2] с реальной практикой аналитической деятельности.

изображение

Как правило, так и происходит в нашей аналитической практике: про анализ знаем, что он должен быть, ходили на курсы, читали нужные книги, в общем, учили, «проходили»… И после услышанного на лекциях и/или прочтенного, т. е. пройденного учебного материала, «вооруженные полученными знаниями» мы приступаем к аналитическим действиям… Как при этом мы действуем?

В лучшем случае, действуем так, как учили, перенося «только знаемое» в реальную практику. А в худшем случае (а таких вариантов, надо заметить, большинство), с досадой сказав «тьфу на тебя», на эту «теорию» в книгах и лекциях, мы возвращаемся к прежнему опыту практики и действуем на основе прошлого опыта, повторяя ошибки, которые уже «проходили».

?Знакомы ли вам реплики ваших коллег, а возможно, и ваши собственные мнения о том, что обучение на каких-то там курсах было бессмысленным и бестолковым, зряшным? …что «переливали из пустого в порожнее»? …что в очередной раз надавали «кучу» теории без практики? …что ничего нового к вашему опыту не прибавили?

Конечно, не буду обелять своих коллег по цеху дополнительного профессионального образования, всякие бывают лекции и занятия. Но если мы, и те, кто преподает, и те, кто обучаются, задумаемся, говоря словами Г. П. Щедровицкого, о «разрыве в деятельности», то увидим зияющую пустоту — отсутствие понимания — в самой главной составляющей познания.

изображение
изображение
изображение

Спору нет, что было бы очень хорошо, если бы и занятия, и книги сразу же, без каких-либо усилий со стороны обучающихся и читающих, «работали» бы на понимание и «обучали» бы нас смыслам. Но в этом-то и заключается главная сложность познания: знания можно передать различными способами и получить из разных источников, а вот понимание приходит к тому, кто пытается разобраться, увидеть, разглядеть и проникнуть в смысл, осмыслить это новое знание.

Поэтому если мы хотим, чтобы наша управленческая деятельность, и аналитическая в том числе, не превращалась бы в бессмысленный, бестолковый, бесполезный, неразумный набор действий, а наоборот, мы бы действовали с толком и осмысленно, нам необходимо тщательно провести «разбор полетов» нашей управленческой практики.

И натолкнувшись в этом разборе на препятствия, осмысленно находить их истоки. И прояснять их смысл, в первую очередь, находя «источники бестолковости» наших действий в нашем непонимании и в нашем незнании. А возможно, что и в нашем нежелании знать… А может быть, истоки мы найдем в нашем неумении познавать?

изображение

Именно в такой обратной последовательности мы будем двигаться и на каждом этапе искать причины своих собственных управленческих ошибок, задаваясь вопросом «почему?».
И в процессе такой работы над ошибками мы не только будем осмысливать негативные позиции нашей аналитической практики, но и еще раз повторим, освежим и укрепим наши новые знания об аналитической деятельности, которые мы получили, создавая вот такую ее ментальную модель [3].

изображение
изображение

Наши ментальные модели принадлежат нам, но с новым опытом они меняются и развиваются, а когда мы попадаем на незнакомую территорию, приходится их совершенствовать…
Ментальные модели направляют все наши действия
Таким образом, наши ментальные модели придают смысл событиям. Через них мы истолковываем свой опыт [6].

Джозеф О’Коннор

Вот и нам сейчас предстоит истолковать наш опыт аналитической деятельности, осмысливая действия и результаты действий, которые получаем в итоге и в самом процессе проведения анализа в ОО.

И истолковывать наш опыт мы будем, опираясь на теоретическую модель, которую построили. И осмысливать будем каждый элемент этой модели, сравнивая «теорию с практикой», а точнее, соотнося модель как образец с ее реальным воплощением. И находя несоответствия, нам предстоит самим себе задавать вопросы «почему?» и самим искать на них ответы. А ответы эти нам будет подсказывать… сама модель.

изображение

Итак, приступим. И до начала нашей работы над ошибками сравним то, что должно быть согласно модели аналитической деятельности с реальностью практики, в которой сразу же покажем что, что, по нашему мнению, есть и существует в многостраничных томах анализа работы ОО — знания, которые имеем о положении дел и состоянии анализируемого объекта. Справедливости ради включим и то, что присутствует в лучших образцах аналитической практики, — выход на постановку задач в объекте управления.

изображение
изображение

К сожалению, в большинстве образовательных организаций именно эта область, выделенная на схеме черным квадратом, отражает аналитическую некомпетентность руководства. И чем скорее мы поймем, что скрывается за этой темнотой, тем яснее будут задачи, над которыми нам предстоит работать, ставя перед собой цели стать компетентными аналитиками.

изображениеПоэтому приступая к работе над ошибками, мы будем пошагово разбираться в «темноте» нашей некомпетентности, соотнося элементы модели с реальностью практики. И красной нитью сквозь наш критический взгляд на свою практику будет проходить вопрос, почему же тот анализ, который мы привычно проводим в ОО, становится «бестолковым и бессмысленным»? И таких вопросов «почему?», судя по начальной схеме соотнесения модели и практики, у нас должно быть пять.

Итак, приступая к работе над ошибками, в которой будет пять вопросов «почему?», в начале обратимся к модели и представим образ «толкового» анализа, общая направленность которого ориентирована именно на решение задач.

изображение

Аналитика — это, прежде всего, основа интеллектуальной, логико-мыслительной деятельности, направленной на решение практических задач [5].

Ю. В. Курносов, П. Ю. Конотопов

?И, исходя из этого, мы будем считать проведенный анализ «толковым», если в результате руководством ОО будет создан аналитический инструментарий не только четко поставленных задач предстоящей деятельности в анализируемом объекте управления, но и представлены подходы и выбраны оптимальные пути решения этих задач.

И именно этот важный акцент позволяет нам «высветить» главную ошибку практики, от которой, собственно мы и начнем свое движение, двигаясь в модели с конца к ее началу, и на каждом из этапов этого «разбора полетов» будем видеть свои промахи недостижения результатов аналитической деятельности.

изображениеИтак, ошибка первая. Наши «анализы» страдают отсутствием результата. А что может и должен представлять собой результат аналитической деятельности? Представление о том, что и как необходимо сделать. То есть, результат аналитической деятельности всегда связан с задачами предстоящей деятельности в объекте управления.

И эти задачи в процессе аналитической деятельности должны быть не только поставлены, но и решены. Значит, законченным, завершенным анализ мы можем считать тогда, когда у нас есть понимание того, как мы собираемся решать поставленные задачи.

Именно такой завершенный анализ с пониманием того, что и как мы будем делать, и становится основой для реализации следующей функции управления — планирования, в процессе которого под каждую задачу разрабатывается система действий и ресурсов их выполнения.

Иными словами, мы будем по-настоящему готовы приступать к планированию только достигнув правильных результатов аналитической деятельности.

Так почему же этого результата в процессе осуществления привычного нам анализа мы не достигаем?

изображение
изображение
изображение

Отнесем эти часто встречаемые ответы к причинам незнания руководителями структуры аналитической деятельности. Но все же не оставим их без осмысления.

?Как же так получается, что зная «на зубок» все функции управления, именно решение (!) задач предстоящей деятельности становится на практике сродни «дитю у семи нянек»? Его нет и в анализе, его, по сути, нет и в планировании, которое должно уже иметь решения, чтобы под них осуществлять отбор оптимальных действий и ресурсов их осуществления.

Так, где же, в какой функции управления мы реально занимаемся решением задач?…
Ответ, исходя из нашей практики будет таким: мы решаем задачи, осуществляя организацию. Остается только самим себе задать очень каверзные вопросы: А какие это задачи? Это задачи предстоящей или уже текущей деятельности?

Стоит ли потом удивляться и охать по поводу нашей управленческой перегрузки, поскольку в процессе организации=организующей деятельности, мы решаем не только оперативные задачи, но и добавляем сюда нерешенные в анализе и планировании действия. Заметим, что эти действия, осуществленные не тогда, когда нужно, и не там, где это было нужно сделать, и не тем, кто это должен был делать, как правило, являются бестолковыми, непродуманными и неразумными.

?Ignorantia non est argumentum. Незнание не является доводом (незнание не освобождает от ответственности).
Давайте всегда помнить этот юридический постулат, критично относясь к своим знаниям и уровню своей компетентности.

изображение

Браво! «Я слышу речь не мальчика, но мужа»! Вот так пушкинской строкой отметим здравый взгляд опытного рефлексирующего свою практику и свои знания руководителя.
И сверяя вопрос «Почему в анализе не представлены подходы и не выбраны оптимальные пути решения задач?» с теоретической моделью, нетрудно увидеть, что ответ «потому что…» надо искать в области самой постановки задач.

изображение

И не только теоретическая модель, но и наша практика показывают (и подсказывают!) нам, что мы не можем приступить к решению задач, потому что сами эти задачи — размытые, нечеткие, неясные, или они и вовсе отсутствуют.

изображениеИ теперь вопрос «почему?» мы обращаем к позиции отсутствия постановки задач. И сформулируем его так: Почему в нашей аналитической практике отсутствуют четко поставленные четкие задачи?

изображение

И в вопросе особо обращаем внимание на то, что речь идет, во-первых, о том, какие это должны быть задачи? (четкие, а значит, с понятным ориентиром действий), и во-вторых, о том, как они должны быть поставлены? (четко, ясно, без словесных излишков, задачи должны быть понятными в своих формулировках все участникам предстоящей деятельности).

И отвечая на поставленный вопрос, ищем причины в том месте теоретической модели, где речь идет о проектировании перспективных действий и о разработке важных вопросов аналитической деятельности, направленных на наше представление о том, что мы будем делать.

изображение
изображение

Абсолютно верно! И мы об этом подробно говорили в предыдущей теме [3]. Мы не можем, нам очень трудно научиться ставить четкие и понятные задачи и четко очерчивать этот круг перспективных задач именно потому, что мы не видим… перспективы.

У нас нет проекта как замысла будущего. А из «туманного» будущего к нам «не доходит свет» ясности и четкости представления задач предстоящей деятельности.

изображениеА это значит, что мы упираемся в очень сложную преграду, связанную с нашей некомпетентностью про-страивать, пред-ставлять ситуацию будущего.
И видя эту преграду, мы вновь ставим перед собой вопрос «почему?», обращая его к позициям отсутствия (или размытости) представления о том, что мы будем делать.

изображение

изображениеИ в поисках ответа на этот вопрос мы обнаруживаем очень коварную ошибку нашей практики. Мы пытаемся поставить задачи пред-стоящей деятельности без пред-ставления о перспективе желаемого достижения, т. е. того, чего же мы в анализируемом нами объекте хотим достичь. Мы не видим, а точнее, не пред-видим, каким должен стать объект.

Намеренно выделяя в тексте приставку «пред-», мы обращаем свое внимание на то, что речь идет об очень важной управленческой компетентности видения перспективы, т. е. того, что перед нами, видения вперед.

изображение

И эта ошибка еще более усугубляется тем, что видя ситуацию только «здесь и сейчас», без «заглядывания» в будущее, а, мы остаемся в полном неведении относительно того, как это теперешнее состояние может и должно изменяться.

изображение

Мы лишаем себя возможности пред-усмотреть различные варианты будущей ситуации в объекте, а значит, задачи, которые мы ставим в своей пред-стоящей деятельности, не ориентированы на уменьшение и/или ликвидацию возможных рисков.

изображение

Как же это происходит, что мы, привыкшие видеть реальность «здесь и сейчас», не можем, не умеем (или не хотим?) «поднять глаза» и создать, спроектировать образ будущего? Почему это происходит?

изображение И задавшись этим вопросом, мы приступаем к поиску ошибок своей практики в той области, где «правит» синтез, отвечающий в аналитической деятельности за наше понимание ситуации в анализируемом объекте.

изображение
pen

Сколько ни рассуждай, но факт остается фактом: все наши знания относятся к прошлому, а наши решения — к будущему [7].

Ян Уилсон

Почему, отчего же нам так трудно дается замысел будущего? Почему так сложно нам оторвать наш взгляд от проблем и злободневных ситуаций дня сегодняшнего, и поднять наши руководящие головы для видения перспективы? Почему с таким большим усилием нам даются попытки заглянуть в будущее?

изображение

И вновь возникает вопрос «почему?», только теперь он обращен к отсутствию или очень большой сложности замысла того, что предстоит делать. Отчего так трудно нам замыслить, представить и создать этот проект будущего?

Может быть, мы не видим смысла в этих перспективных замыслах, потому что у нас нет четкого понимания ситуации дня сегодняшнего? Может быть, это происходит от того, что в этом замысле не заложен смысл?

pen

За́мысел — 1. Задуманный план действий, деятельности, намерение.
2. Заложенный в произведении смысл, идея [8].

Да и как мы можем «заложить смысл» в свое будущее управленческое произведение, если нам не ясна картина происходящего, т. е. у нас нет четкого понимания того, почему и отчего «мы имеем то, что имеем»?

А ведь это теперешнее положение дел и нынешнее состояние объекта — это, по сути, результат того, что мы не только сделали, но и не сделали, и/или сделали не так, как это следовало бы делать.

Вот и получается, что непрояснённость нами того, что нужно было бы сделать (а теперь, по прошествии времени, «задним умом» мы можем и должны увидеть эту картину более четко), закрывает нам дорогу к пониманию того, что нужно будет сделать, видя и осознавая свои прошлые ошибки.

изображение

Однако не только понимание, а точнее, непонимание того, что мы сделали не так, как это следовало бы сделать, или вовсе не сделали, становится преградой перед действиями проецирования будущего. На данном этапе аналитической деятельности мы не добиваемся от себя понимания, прояснения, выявления всего комплекса причин, приводящих именно к такому положению дел и состоянию объекта.

А ведь именно эта область включает в себя необходимость прояснения того, из-за чего не сделано, или что-то сделано не так в объекте управления. Поэтому не выявленность, или не своевременное выявление факторов, связанных с недостатком условий и ресурсов, является одним из существенных препятствий пред-усмотрения потенциальных рисков.

изображение
изображение

Понимание есть то, что придает нашим действиям смысл, делает нашу деятельность осмысленной, смыслонесущей [9].

Г. П. Щедровицкий

Почему выражения «докопаться до истины», «докопаться до причин» мы в нашей аналитической практике не связываем именно с «глубиной» понимания, с глубиной проникновения в суть происходящего, с глубиной познания положения дел и состояния объекта, выявленных в процессе анализа?

изображение Так почему же нет понимания, или скажем точнее, почему мы в процессе анализа не добиваемся глубокого понимания нами истинных причин, факторов, условий и их взаимосвязей, приводящих именно к такому положению дел и состоянию объекта?

И вот мы задаем себе пятый, кажется завершающий нашу «цепочку разгадывания» ошибок, вопрос «почему?».

изображение

Поиски ответа на очередной вопрос «почему?» перемещают фокус нашего внимания из области синтеза, ответственного за понимание, к собственно анализу как «поставщику» знаний.
И следуя логике, мы с легкостью можем сделать вывод о том, что непонимание связано с недостатком знаний о положении дел и состоянии анализируемого объекта.

изображение
изображение
изображение

И вот в ответ на логическое умозаключение о том, что непонимание связано с недостаточностью знаний, мы «включаем» свою практическую логику, исходя из которой, недостаток знаний должен с лихвой покрываться избытком информации, дополнительных сведений и фактологического материала.
Но увеличивая с каждым годом объемы информации в своих аналитических томах, мы вынуждены констатировать, что столь необходимых нам знаний о положении дел и состоянии объекта, мы почему-то, не имеем…

И этот парадокс нашей практической аналитической деятельности вынуждает нас задать дополнительный, 5+1-ый вопрос «почему?» к нашему нерадивому анализу.

изображениеТак почему же при наличии большого количества информации, которым «славятся» наши аналитические тома, мы испытываем недостаток именно в аналитических знаниях о положении состоянии дел и состоянии объекта?
Иными словами, почему информация о положении дел и состоянии объекта есть, а знаний — нет?

изображение

?Замечали ли вы, чем «страдают» наши многотомные аналитические материалы, в которых несметное количество страниц отдано именно представлению информации? Перелистайте и убедитесь, что в собственно аналитическом разделе, который «повествует» нам о положении дел и состоянии объекта, есть множество статистики, фактов и данных, но очень скудны, немногочисленны или вовсе отсутствуют выводы, которые мы делаем на основе представленных сведений.

pen

Вывод — умозаключение, итог, получающийся как следствие рассуждений.

Вывод — логический итог рассуждения, исследования и т. п.; заключение [10].

Почему же так трудно нам делать выводы при, казалось бы, полной информационной картине по анализируемому объекту? Почему так трудны для нас, практиков эти аналитические обобщения, в которых как раз и должны концентрироваться наши знания о положении дел и состоянии объекта?

Задавая себе эти каверзные вопросы «почему?» мы приближаемся к разгадке еще одной тайны аналитической деятельности, не зная которую мы ошибочно ставим знак равенства между понятиями «информация» и «знания».

изображение
pen

Информация — это сведения о чем-либо. Информация — это вся совокупность сведений об окружающем нас мире, о всевозможных протекающих в нем процессах, которые могут быть восприняты живыми организмами, электронными машинами и другими информационными системами [11].

Знание результат процесса познания действительности, получивший подтверждение в практике; адекватное отражение объективной реальности в сознании человека (представления, понятия, суждения, теории). Служит основой ориентации человека в окружающем мире, основой его поведения и предвидения [12].

Вот и получается, что не различение этих двух понятий играет с нами, нерадивыми практиками-аналитиками, злую шутку. Мы думаем, что увеличивая объем информации об объекте, мы по определению, становимся знающими и компетентными, но это совсем не так.

? Для того чтобы иметь знания, их надо из этого потока информации извлечь, изыскать. Эту информацию надо исследовать, познать. Информация представляет собой необходимый, важнейший, но только ресурс для процесса, результатом которого будут наши знания. И процесс этот называется познание, или точнее, познавание.

pen

Познание — совокупность процессов, процедур и методов приобретения знаний о явлениях и закономерностях объективного мира [13].

изображение
изображение

Одни голые факты еще ничего не значат. Всякие факты надо осмысливать! — Сказав это, Знайка с силой стукнул кулаком по столу.

Николай Носов «Незнайка на Луне»

Вот и нам с вами, чтобы стать Знайками, предстоит серьезно задуматься над тем, что «голые факты» информации, которой мы усердно снабжаем наши тома анализа, «еще ничего не значат» и их «надо осмысливать». А для этого нам необходимо погружение в процесс познания=познавания, изучения, исследования дабы иметь необходимые знания о положении дел и состоянии анализируемого объекта.

изображение

И завершив нашу работу над ошибками, в которой мы 5+1 раз задали себе вопрос, почему наш анализ, который мы обычно проводим в образовательных организациях, является нерадивым, бестолковым и бесполезным в нашей управленческой практике, мы докопались до краеугольного камня преткновений.
И мы готовы сделать, пусть и не очень лицеприятный для нас, практиков, но все же очень важный вывод.

изображениеизображениеНашему традиционно выполняемому анализу недостает, наряду с ошибками (или отсутствием) синтеза и проектирования, именно познавательной, исследовательской составляющей!

Мы не умеем извлекать аналитические знания из имеющейся у нас в наличии информации.
А если нет познавания=исследования объекта, значит, у нас и нет аналитической деятельности!

изображение

Стоит ли нам теперь удивляться нерадивости, бестолковости и бесполезности реализуемой в практике нашего управления функции анализа, в которой присутствует и расширяет свои сферы ее информационное начало, и сводится к минимуму ее аналитическая сущность?

Стоит ли нам теперь удивляться, что в нашем механизме управления работает информационная, но совсем неаналитическая функция, в которой благодаря мониторингу мы имеем много информации, а анализ используем лишь «для красного словца»?

Стоит ли нам теперь удивляться нерадивости, бестолковости и бесполезности той информационно-«неаналитической» функции, осуществлять которую мы так не любим?

Разве сможет она быть радивой, толковой и полезной, если в ней выхолощен смысл анализа, а это, в свою очередь, тянет за собой недопонимание и непонимание сути сложившейся ситуации в ОО?

Разве можем мы, не понимая, не разобравшись до конца в том, что есть и было, двигаться вперед — предусматривать, предвидеть и представлять то, что нам предстоит делать и какие задачи решать?

Многое нам становится ясным после того, как мы детально «проштудировали» свои ошибки, в наличии которых мы еще раз можем убедиться, пролистав страницы еще не успевшего запылиться на полках анализа итогов работы нашей ОО за прошлый год.

Но, даже понимая все последствия сделанного с «ошипками» анализа, мы все еще не можем ощущать себя компетентными и способными приступать к осуществлению радивого, толкового и полезного анализа. Почему?

Потому что нами еще не прояснены ответы на сущностные вопросы о том, какие же это должны быть знания, которые мы извлекаем, изыскиваем, добываем из того объема информации, который у нас есть? И каков тогда должен быть процесс познания, чтобы в результате мы получили нужные нам знания?
Но этот важный вопрос «почему?» мы будем задавать себе уже в следующей теме.

Литература

[1]. Леонтьев А.Н. О психологической функции искусства (гипотеза) // Художественное творчество и психология / Под ред. А. Я. Зися, М. Г. Ярошевского. — М.: Наука, 1991. — С. 184–187, С. 184.
[2].Асмолова (Плахова) Л.М. «Всадник без головы», или управленческая аналитика без смысла [Электронный ресурс]- Режим доступа. — URL: https://edumsko.ru/consultation/management/vsadnik_bez_golovy_ili_upravlencheskaya_analitika_bez_smysla
[3].Асмолова (Плахова) Л.М. «Всадник без…» видения вперед, или бессмысленность управленческой аналитики без будущего [Электронный ресурс]- Режим доступа. — URL: https://edumsko.ru/consultation/management/vsadnik_bez_videniya_vpered_ili_bessmyslennost__upravlencheskoj_analitiki_bez_buduwego
[4].Значение слова Толк по словарю Ефремовой [Электронный ресурс]- Режим доступа. — URL: http://tolkslovar.ru/t3224.html
Значение слова Бестолковый по словарю Даля[Электронный ресурс]- Режим доступа. — URL: http://tolkslovar.ru/b3919.html
[5].Курносов Ю.В., Конотопов П. Ю. Аналитика: методология, технология и организация информационно-аналитической работы. — Москва: Издательство «Русаки», 2004 г., -550 с., С. 10
[6].О’Коннор Дж. Искусство системного мышления: Необходимые знания о системах и творческом подходе
к решению проблем / Джозеф О’Коннор и Иан Макдермотт. — М.: Альпина Бизнес Букс, 2006. — 256 с., С. 80–82.
[7].Проблемы и решения — афоризмы и цитаты [Электронный ресурс]- Режим доступа. — URL: http://citaty.su/problemy-i-resheniya-aforizmy-i-citaty
[8].Замысел / Толковый словарь Ожегова. С. И. Ожегов, Н. Ю. Шведова. 1949–1992. [Электронный ресурс]- Режим доступа. — URL: http://dic.academic.ru/dic.nsf/ogegova/62950/ЗАМЫСЕЛ
[9].Щедровицкий Г. П. Оргуправленческое мышление: идеология, методология, технология (курс лекций) /Из архива Г. П. Щедровицкого. Т.4. ОРУ (1), 2- изд., М., 2003. — 480 с., С. 371
[10].Вывод [Электронный ресурс]- Режим доступа. — URL: http://tolkslovar.ru/v7881.html
[11].Информация [Электронный ресурс]- Режим доступа. — URL: http://investments.academic.ru/1012/Информация
[12].Знание [Электронный ресурс]- Режим доступа. — URL: http://tolkslovar.ru/z6198.html
[13].Познание [Электронный ресурс]- Режим доступа. — URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/Познание

Написать комментарий

Прикрепить файл
Вы можете прикрепить к сообщению не более пяти файлов (текст, видео, аудио), объемом не больше 5Мб каждый.

Информация персонального характера о пользователях официального сайта образовательной организации хранится и обрабатывается с соблюдением требований российского законодательства о персональных данных.

КомментарииКомментариев: 0