Выбор профессии на всю жизнь — такое бывает?

Мотивация выбора профессии разнообразна: случайный выбор или близость учебного заведения к дому, успеваемость по определенным школьным предметам, родительские предписания или семейные традиции. Однако человек, работая по выбранной профессии, рано или поздно приходит к осознанию своей профессиональной миссии: предназначению или призванию — к тому, что его реально привлекает и вдохновляет, что питает его интерес к жизни. В ряде случаев это осознание приводит к поиску смысла внутри выбранной профессии, а иногда — к смене профессии.

В одном из проектов фонда «Образ жизни», который назвался «Смысл профессии», перед широкой аудиторией выступали представители различных занятий в дистанционном формате. Приглашались те, кто на своем жизненном пути не раз сменил свое дело. Так, у нас выступили: врач — музыкант, математик — актер, пограничник — маркетолог — рок-музыкант, пекарь — актер и другие. Были и те, кто твердо стоял на выбранном пути. Нам было интересно понять, как у них зародился интерес к профессии, что послужило причиной такой трансформации, какие жизненные развилки встречались в жизни этих людей и как они делали эти выборы, как приобретаемый профессиональный опыт влиял на изменения ценностей и профессиональных интересов. Опрошенные раскрывали опыт преодоления кризисов, деструктивных состояний, связанных с разочарованием в профессии, возникающих в ходе деятельности, ведь жизненный путь любого человека почти всегда переплетается с профессиональным.

Чаще всего поиск смысла внутри выбранного профессионального пути идет в русле карьерного продвижения, когда человек, развиваясь профессионально, передвигается от должности к должности вверх по иерархической лестнице (иерархическая — «вертикальная карьера»). В других случаях человек делает «горизонтальную карьеру», совершенствуясь в профессии, не стремясь при этом к замещению высоких должностей или к значительным заработкам (профессиональная карьера). Наиболее радикальные способы поиска жизненного смысла известны как явления «дауншифтинга», когда профессионал и успешный работник вдруг отказывается от карьеры, резко меняет свою жизнь, уходя с престижной или хорошо оплачиваемой должности и занявшись менее престижным делом. В случае осознанного принятия таких решений «дауншифтинг» может означать «простой образ жизни», и происходит, как правило, вследствие личностного кризиса, подобного толстовскому опрощению. Такое явление характерно для тех, кто испытывает хронический стресс на работе, вызывающий эмоциональное, а затем и профессиональное выгорание, приводящее в конечном счете к тому, что человек уходит из профессии.

Поскольку человек в каждый момент времени принимает лучшие для себя решения, то можно считать, что все изменения жизни человек делает себе во благо и даже «дауншифтинг». Таким образом, смена профессии может свидетельствовать как о личностном развитии, так и о кризисах личности, о кризисах жизни, поэтому изучение жизненного пути профессионала даст представление о причинах выбора и смены профессии.

Основной план интервью содержал такие вопросы:

  • Как вы выбрали профессию, что ней привлекло?
  • Что послужило толчком к смене профессиональных интересов или дальнейшему их развитию?
  • Что позволяет удерживаться в профессии?

Полученная информация анализировалась биографическим методом. Обзор ответов на вопрос о выборе профессии показывает, что профессии выбирались:

  • в силу семейных традиций («все мои родные — музыканты», «родители — математики», «мой отец — военный», «с детства бывала с мамой-преподавателем в ее вузе»);
  • как продолжение интереса к школьным предметам или занятиям детства («занималась в школе молодого предпринимателя», «интерес к биологии», «в юности работал социальным аниматором»);
  • как ответ на внутреннее побуждение («стремление к помогающим занятиям», «тяга к танцам»);
  • по причине ведущей способности («обладала хорошим слухом»).

Побуждения к смене профессии раскрывались в ответах на вопрос «Что послужило толчком к смене профессиональных интересов и дальнейшему развитию?», их можно сгруппировать следующим образом:

  • влияние других людей («в 10-м классе поменялся учитель биологии», «мне встретился учитель, который дал «путевку в жизнь», «знаменательная встреча с руководителем дома-интерната повернула меня к теме особых детей», «хотела поступить в аспирантуру на кафедру культурологии, но из соседней двери кафедры философии вышел человек и вовлек меня в философию»);
  • влияние жизненных обстоятельств и случая («желая быть независимым актером, занялся кейтерингом», «в театр попал случайно», «посмотрев фильм „Сладкий ноябрь“, я понял, что хочу заниматься рекламой»);
  • понимание значимости социальной работы («понимание значимости решения социальных проблем», «посетила интернат, куда направляли детей за плохое поведение»;
  • пересмотр установок и ценностей («я вдруг задумался — хочу ли я быть патологоанатомом?»).

Эти примеры показывают, что смена профессии у опрошенных не происходила по типу «дауншифтинга», то есть они не выбирали профессию от безысходности — «профессию отчаяния», а меняли род занятий, желая для себя лучшей доли. Вместе с тем, и любимая работа и работа по призванию могут привести к «выгоранию», к потере мотивации и смысла, к уходу из профессии; причем такие качества в дальнейшем оказываются базисом для появления у сотрудника весьма опасной социальной индифферентности. Это также обсуждалось в интервью в аспекте способов поддержания интереса к делу, ресурсов, которые привлекаются в качестве защиты от рутины и выгорания. Так, удерживать интерес к своему делу опрошенным помогали:

  • понимание собственной нужности и смысла работы («ощущение, что ты нужен, … можешь многое изменить к лучшему», «осознание, что работа в благотворительности сможет решить больше проблем», «проблемы общества, несправедливость, которые вынуждают постоянно бороться за права сирот и их души»);
  • профессиональное развитие как ответ на вызовы («искала ответы на вопросы — как решать задачи, чему надо для этого научиться, столкновение с проблемой приводит к осознанию нехватки знаний и заставляет учиться и познавать новое», «работа над собой», «желание пробовать то, что не умеешь, и учиться», «желание осваивать новые высоты, участвуя в конкурсах»);
  • разнообразие как спасение от рутины («поиск новых жанров, их соединение», «поиск дела, свободного от рутины», «избегание выгорающей рутины, поиск новых направлений», «занятия разного рода, проекты, «движ»).

И вот какие результаты мы получили.

У лиц, оставшихся в своей профессии (4 из 10), обнаружились «параллельные» профессиональные активности, которые неверно было бы назвать хобби, а увлечениями, ставшими основой для целостного творческого развития личности: акушер-гинеколог — джазовое пение, врач-психиатр — частная психологическая практика, флейтистка— оперное пение, актер — выпечка, приготовление еды. Все эти занятия вполне профессиональны, хотя бы потому что приносят доход.

У сменивших профессию (6 из 10: врач-гинеколог, музыкант, актер/пекарь/повар и др.) тоже есть хобби, но они не монетизируются, например, путешествия, йога, генеалогия и т.д.

И конечно же всех поддерживает понимание того, ради чего они работают — смысл профессии: осознание собственной нужности и важности работы, профессиональное развитие как ответ на вызовы, разнообразие как спасение от рутины, интерес к своему делу. При этом важные ресурсы, помогающие оставаться в профессии, противостоять эмоциональному истощению и стрессам: общение, творчество, активный образ жизни, духовное развитие, пауза в работе, пребывание в тишине.

 

Написать комментарий

Прикрепить файл
Вы можете прикрепить к сообщению не более пяти файлов (текст, видео, аудио), объемом не больше 5Мб каждый.

Информация персонального характера о пользователях официального сайта образовательной организации хранится и обрабатывается с соблюдением требований российского законодательства о персональных данных.

Политика оператора по обработке персональных данных

КомментарииКомментариев: 0